Новости
14 июля 2011

«С воссоединением Take That главное было – не убить интригу»

Мы продолжаем публиковать материалы, написанные по итогам английской стажировки слушателей факультета «Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений» RMA. Одним из пунктов ее программы был визит в офис крупного музыкального PR-агентства DawBell. Здесь на вопросы наших студентов ответил один из основателей и владельцев компании Ричард Даус.

Если бы вас попросили коротко охарактеризовать ваш подход к музыкальному пиару, что бы вы сказали?

Я бы сказал, что это инновационный подход: у вас ведь в России это словечко сейчас, я знаю, популярно… В чем смысл инноваций? Я сейчас объясню. Куча агентств действуют по накатанной, используют традиционные методы раскрутки, а они уже плохо работают. Сейчас уже недостаточно, чтобы о вашем артисте просто написали в QMojo и Music Week, при том, что это очень авторитетные издания: Music Week так вообще настолько авторитетное, что в Universal, я знаю, всех сотрудников его читать просто обязывают. Но – повторюсь: этого мало, необходим комплексный подход.

Раскрутка должна идти сразу, одновременно по всем направлениям: и печатная пресса, и радио, и телевидение, и, конечно, интернет. Вы, конечно, не удивитесь, если я вам скажу, что без интернета сейчас серьезный пиар артиста просто невозможен. Потому, что ну как вы докажете тем же журналистам, тем же Q, Mojo и Music Week, что этот исполнитель или эта группа действительно популярны и достойны их внимания, если ее нет в Facebook, на Twitter, на Youtube и ваши слова не подкрепляются конкретными цифрами – количеством поклонников, количеством скачиваний, просмотров?

И наоборот, если вся эта информация налицо, это очень здорово способствует раскрутке. Потому, что в крупных компаниях, в той же Universal, есть специальные сотрудники, которые заняты поиском талантов именно в сети. Джесси Джей, например, как раз так и открыли. Она получила контракт во многом благодаря тому, что ее песня, Big White Room, имела очень большой успех на YouTube.

Получается, никакой особенный пиар начинающему артисту и не нужен? Выложил песню, и сиди, жди предложений…

Уверяю вас, это далеко не так. Ваше видео, ваша песня, пусть даже очень хорошие, могут элементарно пройти незамеченными. Вы же понимаете, сколько всего ежедневно в интернет выкладывается. И вот в таких случаях пиарщикам вполне по силам привлечь внимание аудитории к тому, что она упустила из виду. Тут, правда, очень многое будет зависеть от вашей способности и готовности предоставлять СМИ действительно интересную информацию о вашем клиенте или событиях, с ним связанных.

Вы можете привести конкретный пример?

Пожалуйста. В 2009 году к нам обратился такой никому тогда неизвестный рэпер Э’нфа. Проблема у него была в том, что он выложил в сеть свой ролик, а снял его не кто иной как Хит Леджер, они приятели были.

И вот с таким режиссером, при том, что это видео было показано прессе на Каннском фестивале, оно на YouTube собрало всего три тысячи просмотров. Понятно, что и сам Э’нфа, и его команда огорчились: они-то ожидали гораздо большего. И вот они спрашивают у нас: нельзя ли что-то с этим сделать, а сами, видно, уже и не надеются. Ролик-то уже довольно давно выложен и раз не пошел – значит, видимо, не судьба.

И что же вы придумали?

Да в общем довольно простую вещь, сейчас может показаться, что она совсем на поверхности лежала. Но, во-первых, никто кроме нас до этого не додумался. А во-вторых, она сработала. В общем, мы сели с Э’нфа и подробно его расспросили о том, как это видео снималось. Вы же помните, что Леджер незадолго до того умер: неожиданно, совсем молодым, так что любая о нем информация могла подхлестнуть интерес к ролику.

Ну, вот Э’нфа нам и рассказал все, что смог вспомнить: что снимали в гараже у Леджера, что было это как раз перед тем, как Хиту нужно было отправляться на съемки «Темного рыцаря» (он там Джокера играл, это последний его фильм оказался), что вроде как он говорил, что в клипе черпает вдохновение для работы над этой ролью, и так далее…

Короче, он нам все рассказал, а мы сначала предложили этот эксклюзив сайту NME – это самый большой в Англии музыкальный портал, и они нам пообещали, что эта история у них будет на главной странице, на самом видном месте. Потом связались с BBC. Затем - разослали эту же информацию по другим сайтам: в Америке, в Австралии… И со всех взяли обязательство, что будет ссылка на видео. В общем, за два дня количество просмотров выросло с 3 тысяч до двухсот пятидесяти.

И для Э’нфа это, конечно, имело самые приятные последствия. Звукозаписывающие компании им заинтересовались, несколько рекламных контрактов он получил. Плюс приглашения выступить на нескольких крупных фестивалях. Такой вот конкретный пример…

Какое-нибудь еще есть ноу-хау, которое вы можете назвать только своим, эксклюзивным?

Сейчас так сложно говорить. Мир очень открыт. Все наблюдают друг за другом, что-то друг у друга заимствуют. Но вот - могу сказать, что это мы, наверное, придумали один оригинальный ход… Дело в том, что с некоторых пор мы занимаемся не только пиаром, но еще и менеджментом. Только на обслуживании у нас находятся не артисты, а теле- и радиоведущие. Хотя в конечном счете помогает это именно в работе с артистами. Потому, что если ты являешься менеджером теле- или радиозвезды, то тебе, конечно, легче договориться о том, кого они пригласят в свои программы.

В чем заключается разница между работой с начинающими артистами и уже состоявшимися звездами?

О, разница огромная! Если вы работаете с начинающим, никому не известным артистом, понятно, что чем больше информации о нем вы сможете распространить, тем лучше: за любую возможность хвататься надо. А когда вы имеете дело с такими людьми как, скажем, МаккартниTake That или Леона Льюис, то тут задача уже совсем другая: тут, наоборот, нужно стараться контролировать поток информации, искать золотую середину, чтобы не надоесть людям, не перекормить их своим артистом.

Это сложная задача для пиарщика: тут необходимо чутье, инстинктивное понимание того, где необходимо остановиться. Мне вот, кажется, нынешние менеджеры Lady Gaga накануне выхода новой пластинки в этом плане определенно рискуют. Что-то ее в последнее время слишком много.

А как вы контролируете распространение негативной информации о своих артистах? Это в принципе возможно?

У нас такие случаи, конечно, бывают: вот у Марка Оуэна случился семейный скандал, вот Леону Льюис фанат в лицо ударил… Полностью контролировать, блокировать такую информацию – точно невозможно. Многие другие пиар-агентства в таких случаях советуют своим клиентам, что называется, лечь на дно и вести себя тихо, до тех пор пока скандальная ситуация не забудется. Но у меня другое мнение: связь с прессой необходимо держать всегда, а в таких ситуациях – особенно. Логика здесь простая: если вы не дадите журналистам своего комментария по поводу случившегося, своего видения событий, то они все равно ведь что-нибудь да напишут. Только это «что-нибудь» может оказаться такой чудовищной ложью, от которой вашему артисту будет уже не отмыться.

Вы можете сказать, что какой-то одной проведенной вами пиар –кампанией вы особенно гордитесь?

Пожалуй, это была компания, которая предшествовала воссоединению Take That, я даже получил за нее специальную награду от Music Week.

Там главной сложностью было не убить интригу: ведь о том, что группа вновь соберется вместе, нам было точно известно за год до самого события. И вот нужно было целый год с этим знанием прожить и сделать так, чтобы фанаты все это время продолжали сомневаться: соберутся – не соберутся? Нужно было подогревать интерес к этому reunion, подогревать, подогревать… Обнародовать какие-то кусочки информации, запускать и комментировать какие-то слухи… Чтобы потом, в решающий момент, когда интерес достигнет пика, опубликовать главное доказательство – фотографию: да, они снова вместе! Это было довольно непросто, но мы справились.

Скажите, а вы всех своих клиентов любите? Вам самому их музыка нравится?

Это действительно важный вопрос. Я на него отвечу так: когда мы только запускались и у нас совсем не было денег, мы, конечно, брались за раскрутку любого клиента, который к нам обращался, кто бы они ни был. Однако с тех пор прошло довольно много времени, и думаю, теперь у нас есть право выбирать, с кем работать. Мы его заслужили.

София Шершунович

Все новости >