Новости
24 июня 2016

Приглашаем в Тарасовку (ФОТО и ВИДЕО)

В понедельник, 27 июня, на учебно-тренировочной базе футбольного клуба «Спартак» (Москва) в поcелке Тарасовка пройдет выездное занятие для студентов факультета «Менеджмент в игровых видах спорта». В программе: знакомство с инфраструктурой (общение с директором базы Игорем Пановым) и мастер -класс генерального директора клуба, выпускника бизнес-школы RMA Сергея Родионова. Приглашаются учащиеся групп «С-37», «С-38» и «С-39». Сбор у станции метро «Бабушкинская» (первый вагон из центра, улица Енисейская, дом 26, ресторан «ДжонДжоли»). Отъезд автобуса в Тарасовку в 09:45. При подготовке  рекомендуем ознакомиться с материалом о выездном занятии, которое прошло на базе «Спартака» в сентябре 2011 года.

 

 

«Вы, дорогие, только играйте, остальное за вас сделают»

Во время очередного визита слушателей программы «Менеджмент в игровых видах спорта» в Тарасовку их гидами по базе московского «Спартака» стали ее директор Валентин Климко и президент клубной Академии, знаменитый в прошлом футболист и выпускник RMA Сергей Родионов. Они провели для наших студентов экскурсию по ключевым объектам инфраструктуры и подробно ответили на все возникшие вопросы.

Расскажите, пожалуйста, как проходит день футболиста на базе?

Валентин Климко: Он по- разному может проходить. В зависимости от того, какой игрок, какие ему нагрузки предписаны, от того, какой день – перед игрой или после, сколько тренировок – одна или две. Но вообще –то с утра, как сегодня, приезжают обычно за два часа до начала занятия. Машины ставят вот на эту стоянку – тут у каждого свое место: все обозначены номерами футболистов, теми, которые у них на игровых футболках. Есть места на открытой стоянке, есть под навесом…

Сергей Родионов: Вот там, где сейчас этот навес, там раньше был старый жилой корпус для футболистов, деревянный. Я его еще застал, жил там после того, как школу «Спартака» закончил и в команду попал. А перед самым корпусом, вот на этом пятачке, где мы с вами стоим, был памятник Ленину. Его, между прочим, делали со Старостина. То есть голова-то, конечно, была Владимира Ильича, а фигуру скульптор с Николая Петровича лепил.

В.К.: Да, так вот: приехали… Кто в городе не завтракал, идет завтракать, в столовую…

Про рацион что можете сказать?

В.К.: Могу сказать, что никаких полуфабрикатов, никаких мороженых продуктов в этом рационе нет: все исключительно свежее, все с рынка – и мясо, и овощи, и фрукты, вообще все… Дальше: после завтрака они могут подняться к себе в комнаты, немного отдохнуть. Затем – зайти к врачу, забрать форму, бутсы – это все администраторы готовят, сапожники: сами футболисты от этого полностью освобождены: вы, дорогие, только играйте, остальное за вас сделают…

Ну вот, в общих чертах все. Потом – тренировка, некоторые перед ней еще какое-то время в тренажерном зале занимаются. Потом, уже после тренировки, что –то для каждого может быть в индивидуальном порядке. Ну, и  после этого, если вечером занятия нет,  – разъезд. Ночует команда здесь только накануне матчей. Георгич (генеральный директор и главный тренер «Спартака» Валерий Карпин RMA) – тот чаще. Он практически круглые сутки работает, так что, бывает, остается просто чтобы время на дорогу туда-сюда не тратить, в пробках не стоять...

Молодежка тоже здесь тренируется?

В.К.: С тех пор как Карпин главным стал, только здесь. Ему так удобней, они у него постоянно на виду, бывает, он человек трех-четырех на тренировки основы выдергивает. Хотя для нас то, что молодежка все время тут находится, некоторые дополнительные проблемы создает. В первую очередь, с полями. У нас их полноразмерных всего три – искусственное и два натуральных. И еще одно искусственное есть, но поменьше. В общем, для двух команд этого мало, конечно: особенно с учетом того, что, если совсем уж по правилам все делать, то после каждой тренировки натуральное поле должно пару дней отдыхать. А главное, что в Тарасовке эту проблему никак не решить: новых полей здесь не постелешь, площадь-то у базы  – всего четыре гектара, нам еще два хотя бы…

А вот эти планы – построить базу рядом с новым стадионом в Тушино, они в силе?

В.К.: В силе. Конечно. Там, в Тушино, есть где развернуться, там площади по сравнению со здешними огромные – десять гектаров. Хотя Тарасовка, насколько мне известно, все равно за «Спартаком» останется, никто ее продавать или еще что-то с ней делать не собирается.


Можно немного подробнее о полях? Вот, например, об этом, об искусственном…

В.К.: Это отличное поле, просто суперсовременное. Две звезды – высший класс сертификации ФИФА для искусственных полей. Но для нас, для команды, самое важное то, что это поле – точная копия того, что лежит в «Лужниках». Тот же размер, до сантиметра, та же «трава», абсолютно такой же наполнитель – резиновая крошка, да оно даже сделано на том же станке, что лужниковское. Молодежка на нем тренируется практически постоянно. А основа – только в последние один – два дня перед домашними матчами. То есть перед теми, которые как раз в «Лужниках» играть предстоит.


И сколько такое поле стоит?

В.К.: 25 миллионов рублей. Это под ключ. То есть это собственно покрытие, а кроме того -- укладка, дренаж, установка систем полива и подогрева.


А сам полив  подогрев, это уже ваша забота?

В.К.: Да, само собой. Все службы, все коммуникации у нас свои. Котельная – своя, мы не только себя горячей водой обеспечиваем, но еще и местную школу, в Черкизово – это в порядке шефской помощи. Электроподстанция: она нам не принадлежит, но стоит на нашей территории, так что проблем не возникает. Что еще? Есть свой столярный цех, есть гараж, несколько машин – грузовых, легковых. В общем, все, что нам требуется, мы можем своими силами обеспечить. Но если вдруг прибегаем к услугам сторонних подрядчиков, то для их рабочих у нас имеется небольшая гостиница: чтобы они опять-таки время на разъезды туда-сюда не тратили.

Мы, кстати, только что на официальном сайте запустили виртуальный 3-D тур по базе. Не видели? Посмотрите. Там вся наша инфраструктура очень подробно представлена.

Если к натуральным полям вернуться, где вы газоны покупаете? В Голландии?

В.К: Мы газоны как таковые не покупаем. Они у нас здесь не рулонные, а сеянные. И трава у нас отечественная – тульская. Нам она вполне подходит: на Западе газоны на базах дважды за сезон перекладывают, на стадионах – минимум по разу, на «Локомотиве», я знаю, похожая история. А у нас поля по десять лет служат и, я не хвастаюсь, просто то, что есть говорю: в Тарасовке они в марте уже практически идеальные. Кстати, мы своим опытом готовы делится с какими угодно клубами, безвозмездно. Потому, что нам это не нужно – чтобы наши ребята, когда они в другие города играть едут, на тот  же Кубок, по огородам бегали и калечились.

Между прочим, я когда в Бразилии работал, в «Фигуренсе» и «Ботафого», у них там было принято на базе одно из полей специально в таком убитом состоянии держать: когда им на выезд было нужно туда ехать, где заранее было ясно, что газон отвратительный, они к таким матчам на этом поле и готовились. Но мы, повторюсь, в силу ограниченности площадей, себе такой роскоши пока позволить не  можем.


Сколько у вас агрономов в штате?

В.К.: В штате – ни одного. Какие-то консультации мы, конечно, берем, специалистов при необходимости  привлекаем. Но так, чтобы агрономы здесь на постоянной основе работали, такого нет.


А гринкиперов сколько?

В.К.: Знаете, я бы этих людей так называть не стал – «гринкиперы». Потому, что они у нас совсем не только тем занимаются, что за полями ухаживают. Они параллельно могут грузчиками быть, еще какие-то обязанности выполнять, когда это требуется. А что касается работы именно с травой, то здесь важнее всего остального опыт. Это работа тонкая, ручная, кропотливая: такие навыки только на практике приобретаются…

С.Р.: Тут, в Тарасовке, сейчас один человек работает, как раз за полями ходит, которого я помню еще с тех пор, как сам играл. А играть я, между прочим, закончил, в девяносто пятом году. Можете себе представить, какой у него опыт?... А что же это вы, Валентин Сергеевич, ничего не рассказываете об этих симпатичных деревьях, которые вокруг поля посажены?

В.К.: Хотите про деревья? Хорошо… Это туя. Я вот эту вот традицию – высаживать деревья на базе – тоже в Бразилии подсмотрел. Тут главное в том, что посадить свой росток должен каждый, кто здесь работает – все до единого: не только футболисты и тренеры, но и физиотерапевты, и инженеры, и водители, все вплоть до горничных и грузчиков. И обязательно они должны это растение купить на свои деньги. Там у них, в Бразилии, это воспринимается как символ того, что человек верен своему клубу, готов трудится на его благо, ну и еще что карьера его в этом клубе будет только вверх расти… Правда, они там у себя пальмы сажают. Ну, а у нас пальм нет, вот – туями обходимся. Начали в этом году, надеюсь, приживется традиция.

Какие-то особенные требования к потенциальным сотрудникам у вас есть? Ну, скажем: они что, все должны за «Спартак» болеть, или это все-таки необязательно?

В.К.: Это строго обязательно, по другому быть не может. Какой бы ни был суперпрофессионал, если он за «Спартак» не болеет, я его на работу не возьму. Равнодушных здесь нет, у нас весь персонал – болельщики: и инженеры, и водители, и грузчики, и горничные – все.


И вы сами, разумеется, в первую очередь…

В.К.: Да, конечно, с 79-года. Я сам не из Москвы, из Новороссийска. Пацаном переживал за «Цемент». А из больших команд, настоящих, к нам только «Спартак» и ездил…


На кубок?

В.К.: Зачем на кубок? Просто Николай Петрович в те годы каждый сезон, в летний перерыв, команду как раз в Новороссийск возил, на сборы. Так что я своими  глазами Гаврилова видел, Мирзояна видел, Гесса видел. И не просто видел. Я до них дотронуться мог, мог сфотографироваться, автограф взять. Ну вот, и за кого же мне после этого болеть-то  было?А что касается сотрудников, вы  обратите внимание: они все, мужчины так это точно, даже одеваются как команда. Им такие же комплекты одежды выдаются: ну, разумеется, за исключением игровой формы. По телевизору матчи смотрят – все до единого. А многие и на стадионе бывают: на каждую домашнюю игру на всех сотрудников базы – это 70 человек – тридцать билетов выделяется, абсолютно бесплатно. Так что те, кто от работы свободны, те, кто не на смене, свободно могут сходить. И ходят.


И женщины? Это удивительно… Женщины все-таки в большинстве своем к футболу вполне равнодушны. Не то, что за «Спартак» не болеют, вообще ни за кого.

В.К.: Ну, я не знаю: у нас таких женщин, про которых вы говорите, нет. Все переживают: и за клуб, и за футболистов. Бывает, допустим, такое: Веллитон удачно сыграл, ну, скажем, хет-трик сделал. Так на следующий день глядишь: горничная убираться в комнату к нему пошла, и украдкой под подушку шоколадку ему сует. Трогательно…


Веллитон по поводу дисквалификации сильно переживает?

В.К.: Да, это заметно. Но у Георгича получилось эти переживания направить в нужное русло. Сейчас какого-то уныния, депрессии у Велитона нет. Вот в прошлое воскресенье у команды был законный выходной, и у него тоже. Так он вместо того, чтобы отдыхать здесь, в Тарасовке, тренировался. Совсем один, без партнеров, без тренеров, без никого. Сам так решил.


А вы с Валерием Георгиевичем как сработались? Вот то, что он и гендиректор, и главный тренер в одном лице…

В.К.: Так для меня, как для директора базы, лучше этого ничего придумать нельзя! Мне ведь приходилось в разных клубах работать. И там это вечная проблема: главному тренеру необходимо тренировочный процесс выстроить, а больше ему вообще ни до чего дела нет. Гендиректор, наоборот, только и знает, что деньги считать: экономия, экономия, экономия – на всем. А на то, что в клубе в общем происходит, во всей совокупности, и взглянуть –то некому. А Георгич, поскольку он один, он во все вникает – и в тренировочный процесс, и в хозяйство, и, по мне, это идеальный вариант. Я вам скажу: ни при одном гендиректоре эта база такого качественного скачка не делала, ни при ком, кроме него, таких вложений сюда не было. Последняя реконструкция в 60 миллионов обошлась – все коммуникации заменили, с 70-х годов этого не делалось, номера футболистов, тренеров отремонтировали, реабилитационный центр, баню, бассейн…


Но в качестве главного тренера…

В.К.: А в качестве главного тренера ему с одним только составом сколько разбираться пришлось! Когда он главным стал, 52 человека на контрактах сидело тех, кто на поле при этом не выходил. От прежних тренеров остались: каждый новый себе новых игроков просил, а старые при этом так и висели между небом и землей, и не играли, и не уходили, никто их никуда пристроить не пытался. Еще немного и нам бы их размещать стало негде, помещений не хватило бы. В самом буквальном смысле слова.


Кстати, о помещениях. Мы обратили внимание, что у вас все интерьеры в жилом корпусе красно- белые: и фойе, и столовая, и медицинские кабинеты, и тренажерный зал, и бассейн – вообще все, вплоть до мебели. Понятно, что клубные цвета, но все – таки очень агрессивная гамма. Не устают игроки от этого?

В.К.: Агрессивная? А какая же она должна быть? Для футболиста агрессия на поле, в хорошем, спортивном смысле, совершенно необходима. Вот в комнатах у них, там, где они отдыхают, спят, там, конечно, такого нет. Там все в более спокойных, нейтральных тонах выдержано, а здесь…


Но ведь на психику же давит…

В.К.: Должно давить.


Петр БРАНТОВ

Читайте также:

Базовый элемент (отчет о выездном занятии в Тарасовке и встрече слушателей программы "Менеджмент в игровых видах спорта" с главным тренером "Спартака" Станиславом Черчесовым, сентябрь 2007 года).

      
  

Все новости >