Новости
16 ноября 2011

Александр Джорджадзе: «Требования ФИФА разумны и адекватны» (ВИДЕО)

На минувшей неделе на факультете «Менеджмент в игровых видах спорта» RMA прошла лекция заместителя генерального директора Организационного комитета «Россия 2018», директора департамента по связям с ФИФА и работе с государственными органами Александра Джорджадзе. В процессе занятия обсуждались всевозможные аспекты, касающиеся организации и проведения в России чемпионата мира по футболу 2018 года. Ниже мы приводим наиболее интересные фрагменты лекции господина Джорджзадзе.

Об отношениях с ФИФА: «Отношения Оргкомитета«Россия 2018» с ФИФА строятся исходя из того факта, что ФИФА является исключительным обладателем всех коммерческих и иных прав на чемпионат мира, является проводящей этот турнир организацией. Мы же – всего лишь уполномоченная структура, помогающая его проводить, существующая на субсидии ФИФА и осуществляющая контроль за исполнением всех требований, всех стандартов, установленных этой организацией в отношение турнира под названием «Чемпионат мира по футболу».

По сути, мы сейчас являемся одним из департаментов ФИФА, у нас очень много обязанностей, связанных с теми гарантиями, которые Россия дала при подписании официального соглашения о проведении чемпионата, и практически нет прав: на любое наше решение ФИФА может наложить вето, никаких самостоятельных соглашений со спонсорами чемпионата мы заключать не можем. Даже с региональными, то есть местными: если находятся компании, заинтересованные в том, чтобы стать партнерами турнира именно на местном уровне, мы все равно должны свести их с представителями ФИФА, а уж те с ними будут дальше разбираться.

Это, впрочем, абсолютно понятно: чемпионат мира, по сути, является единственным крупным мероприятием, проводимым ФИФА, именно с него она получает 80 процентов своего дохода, так что столь ревностное отношение к этому турниру с ее стороны совершенно неудивительно. Если говорить совсем упрощенно, то адресованный нам месседж ФИФА звучит примерно так: «Вы сделайте то, что обещали. Приготовьте для чемпионата хороший дом. А когда все будет готово, мы придем и поможем вам его провести».

Это действительно так: ФИФА, например, практически никак не вовлечена в деятельность по созданию инфраструктуры. Хотя, с другой стороны, можно сказать, что все их требования к этой инфраструктуре исключительно разумны и адекватны: они не требуют от нас строить чего –то такого, что не пригодилось бы, не могло бы быть использовано и после чемпионата. Никаких «белых слонов», никаких странных стадионов в пустынях, где никто не живет, где нет профессиональных футбольных команд. Наоборот, они постоянно напоминают нам о том, что одной из главных миссий чемпионата мира является развитие футбола в стране, его проводящей, и просят, чтобы все наши проекты этому принципу соответствовали».

О штате Оргкомитета: «В настоящий момент в штате Оргкомитета работают 30 человек. Эта цифра будет увеличиваться по мере нарастания операционных задач и максимума – 600 человек – достигнет непосредственно в год проведения чемпионата.

Первоначально ФИФА рассчитывала, что вплоть до 2014 года наш штат не будет превышать 10 человек, однако затем, оценив масштаб задач, согласилась пойти на его резкое увеличение».

О критериях отбора городов, в которых пройдет чемпионат мира: «Критерии были довольно простые. Первое – способность города принять большое количество туристов.

Второе – географическое положение: мы понимали, что за Урал нам выходить никак нельзя, ведь ни командам, ни болельщикам не захочется совершать перед матчами 8-часовые перелеты. К тому же нельзя было упускать из виду того обстоятельства, что 80 процентов населения нашей страны живут на территории, расположенной именно до Уральских гор.

Третье: если можно так выразиться, спортивность города. Строить стадионы, как я уже говорил, необходимо только там, где они будут востребованы и после чемпионата. Инфраструктура должна быть адекватна реальным потребностям городов и регионов.

Четвертое: поскольку одной из наших задач является представление гостям чемпионата России во всем ее национальном, культурном, историческом многообразии, мы принимаем во внимание все существующие различия и неповторимый облик наших городов и регионов.

Наконец, пятое: принимая решения о городах, которые будут внесены в заявочную книгу, мы учитывали то, хотят ли, стремятся ли принять этот турнир местные администрации. Ведь если заставлять регионы брать на себя ответственность из-под палки, организация наверняка будет провалена. …

Несколько слов об итоговом раскладе: как я уже говорил, какие-то из городов будут исключены из окончательного списка. Первоначально планировалось, что это произойдет за год до чемпионата, в 2013-м. Однако потом ситуация изменилась: по настоянию ФИФА, решение по этому вопросу должно быть принято в течение ближайшего года».

О требованиях к стадионам и тренировочным базам: «В заявочной книге этих стадионов значится шестнадцать. Хотя, возможно, их количество будет уменьшено. Вероятнее всего, в итоге мы остановимся на цифре двенадцать, такого количества для проведения чемпионата вполне достаточно. Впрочем, окончательное решение остается за ФИФА.

Что касается требований, то они такие: стадионы, принимающие игры группового этапа, должны вмещать не меньше 45 тысяч человек – причем эта цифра дается уже после всех «вырезок» – мест с ограниченной видимостью, мест занимаемых прессой, сотрудниками службы безопасности, и так далее.

Второе: стадионы, предназначенные для полуфиналов, должны иметь вместимость не меньше 60 тысяч, и речь здесь тоже идет о «чистых» местах. Наконец, стадион финала, по концепции это «Лужники», должен вмещать 90 тысяч человек. Все эти арены нам предстоит построить к 2017 году, когда в России пройдет Кубок Конфедераций, своеобразная репетиция чемпионата мира. А пока в нашей стране нет ни одного стадиона, который бы соответствовал требованиям ФИФА, предъявляемым к аренам, на которых проходят чемпионаты мира. Даже «Лужники» нуждаются в реконструкции.

Иногда в связи с этим задается вопрос: зачем «Лужники» реконструировать? Не проще ли, не дешевле бы было бы их снести и построить на этом месте новый стадион? Вполне возможно, что и проще, и окончательное решение о том, как оно в итоге будет, еще не принято. Я могу высказать лишь собственное мнение: оно заключается в том, что сносить «Лужники» ни в коем случае нельзя. Это – объект нематериального наследия, это стадион – легенда, здесь играли многие великие игроки, здесь проходили Олимпийские игры 80-го года, так что он в своем нынешнем виде уже одним этим видом способен вызывать воспоминания, будить эмоции. Абсолютно новый стадион, пусть и построенный на старом месте, такими качествами обладать не будет. Вот построили же англичане новый «Уэмбли»: отличная, суперсовременная арена! Но – нет той ауры…

Что касается уже ведущегося строительства. Оно всюду находится на разных стадиях. Где-то – например, в Казани, Сочи, в Петербурге – оно идет полным ходом. А где –то еще даже площадки под будущие стадионы не выделены. С некоторыми городами, которые сомневаются, останутся ли они в окончательном списке, идет дискуссия. Они говорят: вы нам сначала скажите, будет у нас чемпионат или нет, тогда мы площадку и определим. А мы им предлагаем все сделать в обратной последовательности.

Не будет ли в России создан «Футболстрой» по аналогии с «Олимпстроем»? Нет, ни в коем случае: стадионы будут строить сами регионы, потому что только они четко знают, какой стадион им нужен. Нужен ли им, скажем, полноценный 45 – тысячник или им нужна арена, необходимая вместимость которой достигается частично за счет сборно – разборных конструкций, которые потом можно демонтировать, увезти в другое место и смонтировать заново как отдельный стадион на 15-20 тысяч. Такие конструкции, кстати, хорошо зарекомендовали себя во время Евро в Австрии и Швейцарии.

Естественно, что Оргкомитет будет контролировать качество и сроки строительства. Что же касается проектных работ, то все арены, которые примут игры чемпионата, будут спроектированы западными компаниями…

Отдельная тема – тренировочные базы для команд участниц – чемпионата: она сейчас находится несколько в тени, внимание прессы, общественности больше привлечено к стадионам, но – базы это тоже очень большой участок работы. Их к началу чемпионата должно быть готово не меньше 64, так, чтобы каждая команда могла выбирать как минимум из двух объектов. Требования такие: полноразмерное натуральное тренировочное поле, гостиница уровня 4-5 звезд и – не больше 40 минут на автобусе до стадиона, на котором проходят матчи чемпионата».

О билетной программе чемпионата мира: «Сейчас довольно сложно сказать, что это будет за программа. Никому не известно, каковы в 2018 году будут экономические условия. Никому не известно, что из себя будет представлять сам билет. Есть лишь самые предварительные прикидки, согласно которым продано должно быть примерно 3 миллиона билетов и выручено за них примерно 400 миллионов долларов. Средняя цена, я думаю, будет общемировой – около 80 долларов за билет».

О требованиях к аэропортам: «ФИФА требует, чтобы аэропорты в городах, принимающих матчи чемпионата, были способны за 10 часов до игры пропустить через себя до 20 процентов от вместимости стадиона – то есть примерно по тысяче человек в час дополнительно к обычному пассажиропотоку. Пока этому критерию соответствуют лишь аэропорты Москвы, Петербурга и Сочи, да и то с некоторыми оговорками.

Есть и другие требования: все аэропорты городов чемпионата мира должны будут получить статус международных, а это значит, что в них на время соревнований придется разворачивать системы пограничного и таможенного контроля. Данная задача – системная и затронет большинство городов-организаторов чемпионата".

О транспортной инфраструктуре и гарантиях безвизового въезда и бесплатного передвижения между городами: «Как показывает опыт многих чемпионатов мира, запоминаются они в первую очередь спортивным результатом. А во вторую тем, каким образом принимающей стороне удалось организовать максимально быстрое и комфортное перемещение участников, гостей и болельщиков между необходимыми им пунктами назначения.

Таким образом, транспортная проблема – это одна из важнейших проблем, которую предстоит решить организаторам чемпионата. На эту статью будут выделены огромные суммы. На одни только проекты скоростных железных дорог, которые должны соединить все города, в которых пройдут игры чемпионата, РЖД собирается потратить столько, что эту цифру даже представить себе трудно. Плюс автомобильные магистрали европейского уровня, которые должны быть построены между теми же городами.

Кстати, болельщики, имеющие на руках билеты на матчи чемпионата, получат возможность добираться до места игры наземным общественным транспортом – автобусами и поездами – бесплатно. Такова была одна из правительственных гарантий, которые Россия дала ФИФА.

Среди других гарантий я бы выделил еще гарантию безвизового въезда – эта опция также распространяется на обладателей билетов: впервые мы опробовали такой режим в 2008 году, во время московского финала Лиги Чемпионов, в котором, как вы помните, сыграли «Манчестер Юнайтед» и «Челси». Тогда фактически в течение одних суток в Россию без виз въехали и выехали 40 тысяч английских болельщиков. Это был большой и, что немаловажно, успешный опыт. А что касается упомянутых мною гарантий, то они безусловно очень поспособствовали победе нашей заявки».

О гостиничной инфраструктуре: «Согласно нормативам ФИФА, в городе, принимающем групповые матчи чемпионата мира, гостиничный фонд должен составлять не менее 7,5 тысяч номеров разных категорий. При этом 20 процентов из них должны соответствовать уровню 4-5 звезд – в этих номерах расселяются официальные лица, представители компаний – спонсоров, другие члены «семьи ФИФА».

С остальными номерами дело обстоит несколько проще. Они предназначены для болельщиков и по ним нет жестких ограничений по категориям. Это может быть даже уровень общежитий: кстати, кое – какие из тех гостиниц, что сейчас строятся в Казани к Универсиаде, они как раз такого типа, и известно уже, к каким учебным заведениям они отойдут, когда игры закончатся.

Другое облегчающее задачу организаторов условие заключаются в том, что гостиницы для болельщиков, согласно требованиям ФИФА, могут располагаться в радиусе до 100 километров от стадиона. Поэтому, например, в Ярославле в общий зачет идут и отели Ростова Великого – а это дополнительные полторы тысячи номеров.

Несколько слов о ценах на гостиницы: мы предполагаем, и в вышеупомянутом законе это положение содержится, что в период проведения чемпионата мира отели, расположенные в городах его проведения, должны будут выделять определенную квоту на номера, цены за которые не должны будут превышать установленного предела».

О проблеме безопасности: «Концепцию обеспечения безопасности чемпионата готовит МВД. Разумеется, этот документ будет согласован с ФИФА. Пока с уверенностью можно говорить только о том, что они потребуют от нас того, чтобы безопасность обеспечивалась максимально эффективно, и при этом максимально не агрессивно. Понятно, что непосредственно на стадионах полиция во время матчей чемпионата присутствовать не будет – только неподалеку. Понятно, что основная работа по поддержанию порядка в самой чаше будет возложена на стюардов. Следовательно, нам предстоит разработать, принять и реализовать программу подготовки этих специалистов – людей, способных решить любые проблемы, не прибегая к насилию. Параллельно совместно с РФС и клубами будет подготовлена программа работы с болельщиками».

О рекламе и продаже пива на стадионах во время чемпионата мира: «Я уверен, что рекламу пива мы должны будем разрешить. В этом вопросе ФИФА наверняка добьется от нас необходимого ей результата, как в свое время добилась УЕФА во время проведения московского финала Лиги Чемпионов.

Ну, а как еще может быть, если это касается спонсорских денег? Вот недавно Budweiser подтвердил, что намерен спонсировать чемпионаты мира 2018 и 2022 годов. И как вы думаете: они заплатят такие огромные деньги, а рекламы их на российских стадионах не будет? Нет, конечно: такое просто невозможно.

Думаю, что и продажа пива на стадионах во время матчей чемпионата мира будет разрешена: это положение, наверное, будет прописано в специальном законе, который сейчас разрабатывается. А скорее всего, еще до чемпионата мира продажа пива на стадионах будет разрешена и на играх российского первенства: в последнее время, я знаю, РФС все больше склоняется к принятию такого решения.

Все исследования говорят о том, что отсутствие пива на стадионах приводит только к тому, что люди начинают «готовится» к походу на футбол заранее, и к началу матча доводят себя до такого состояния, до которого они вряд ли бы себя довели, разреши им покупать и пить пиво непосредственно на арене.

Наконец, последнее соображение: я абсолютно уверен, что если Россия не пересмотрит норму о запрете пивной рекламы на стадионах, она тем самым исключит себя из списка претендентов на проведение крупных международных спортивных турниров».

О наследии чемпионата мира: «В 2006 году в Германию на чемпионат мира приехало 2 миллиона туристов. Уже после его окончания проводился специальный опрос с целью выяснить, как этот турнир изменил отношение к Германии и немцам в мире. И 85 процентов опрошенных заявили, что оно изменилось в лучшую сторону. Мир, хорошо помнивший о том, кто начал обе мировые войны, вдруг увидел совсем другую Германию: не агрессивную, дружелюбную, гостеприимную, улыбчивую. А для самих немцев этот чемпионат стал отправной точкой возрождения национального чувства, патриотизма – до него само это слово, «патриотизм», в Германии находилось едва ли не под запретом.

Вот и для нас чемпионат – 2018 должен стать таким мероприятием, которое даст импульс к улучшению восприятия нашей страны в мире. Вы посмотрите, сколько к нам сейчас туристов едет – в год изо всех стран столько же, сколько наших за тот же период в Турцию и Египет: это очень, очень мало. Или вот еще недавний опрос: всего 6 процентов англичан «рассмотрели бы возможность» поездки на наш чемпионат. Понятно, что тут, вполне возможно, сказывается еще обида за поражение их собственной заявки, но в целом тенденция отношения к нам ясна, и эту тенденцию надо переламывать.

У нас сейчас много критиков, много тех, кто говорит о том, что на этом чемпионате Россия не только ничего не заработает, а, наоборот, потратит огромные деньги, которые при наличии в стране такого количества проблем можно было бы использовать с большим толком. Мне эти разговоры напоминают рассуждения о том, что давайте не будем осваивать космос, а лучше все деньги отдадим пенсионерам. Те, кто думает таким образом, не понимают, что наследие чемпионата мира деньгами измерить невозможно. Это – наш шанс изменить к лучшему собственную страну, измениться самим и рассказать об этих изменениях всему миру».

О личных ощущениях: «Когда меня спрашивают, что лично я пережил в тот момент, когда Блаттер объявил о победе российской заявки, я обычно отвечаю, что этот момент в отрыве от всей нашей деятельности по ее разработке и продвижению рассматривать нельзя. Это была очень тяжелая, очень напряженная, изматывающая работа, которая велась к тому же в условиях, мягко говоря, не джентльменской конкуренции.

А если говорить все – таки о заключительном этапе этой работы, презентации, то в тот момент, когда она уже началась, и к трибуне вышел Алексей Сорокин, я вдруг почувствовал, что плачу. Я повернулся к соседу, это был, кажется, англичанин. Хотел попросить у него платок. А он посмотрел на меня и говорит: «Man, I’m Crying Too…»

И это была чистая правда».

Николай Петров

Все новости >