Новости
16 января 2009

«Во время кризиса выживут только те клубы, которые научатся зарабатывать»

Представляем материал о второй части лекции президента Московской Баскетбольной Лиги Борислава Гуляева для слушателей специализации «Менеджмент в игровых видах спорта». В рамках занятия специалист рассказал о возможностях МБЛ, об особенностях телетрансляций матчей в Америке и роли комментаторов, взаимоотношениях лиги и игроков, а также об особенностях функционирования Madison Square Garden.

Напомним, что во время первой части лекции Борислава Гуляева речь шла об основных принципах функционирования американских лиг и клубов.
 
Возможности МБЛ
 

«Московская Баскетбольная Лига получает доход за счет продажи спонсорских прав. Например, мы заключили контракт с компанией «Амер Спортс», владеющей брендом Wilson, продали им статус «Официальный мяч МБЛ» – теперь наши команды играют мячами именно этой фирмы. Наша основная задача – сформировать рекламное пространство и рекламные возможности, которые были бы интересны потенциальным рекламодателям. В скором времени мы планируем запустить свой интернет-телеканал, который на порядок расширит наши рекламные возможности, позволит продвигать лигу, повысит как зрительский, так рекламный интерес к ней. Лига, зарабатывая деньги, будет распределять их между командами, оставляя себе порядка 10 процентов на развитие. В наших силах сделать так, чтобы в ближайшее время доходы 20 клубов МБЛ превысили их расходы, потому что расходы команд на нашем, любительском уровне на 3-4 порядка ниже расходов клубов российской суперлиги»
 
Телетрансляции
 

«Трансляции спортивных соревнований в США давно вышли на стык спорта, популярной музыки и даже театра и кино (всего, что входит в категорию entertainment - развлечение). Например, при трансляции матча плей-офф NBA используются видеоклипы популярных исполнителей, переделанные на баскетбольный лад, соответствующая драматургия видео- и звукоряда. Работают три бригады комментаторов – аналитики в специально оборудованном секторе на одной из трибун, комментаторы на паркете и интервьюеры в различных местах арены. Трансляция начинается за час до стартового вбрасывания, а заканчивается на час позже. До начала матча (Pre Game Show) – идет аналитика - в чем сила и каковы козыри каждого из соперников, живые интервью с лидерами команд не только на паркете, но даже из раздевалок, обсуждение тактических схем с главными тренерами. После окончания игры (Post Game Show) – не просто подборка красивых моментов, но прежде всего разбор, за счет чего одной команде удалось победить другую, и живые интервью с героями матча, прямые включения и беседы с баскетбольными авторитетами, легендами прошлого и настоящего, находящимися в разных концах страны. На позиции аналитиков телекомпании стремятся привлечь легендарных звезд прошлого, которые простым и живым языком объясняют неискушенному зрителю высшую математику игры. Если в эфире, например, Чарльз Баркли и Мэджик Джонсон, то такую трансляцию смотрит едва ли не полстраны.

Задача телекомментаторов, работающих во время самой игры – любой ценой удержать зрителя от переключения на другой канал, поэтому все работают на исключительном позитиве. Комментируют всегда как минимум двое (в одиночку держать эмоциональный ритм и высочайшую скорость подачи информации на протяжении всего матча невозможно), причем у каждого своя роль - один - «play-by-play», другой - «color analyst». Ни для кого не секрет, что любую игровую ситуацию можно истолковать по-разному. Например, если игрок не попал в кольцо или в ворота, российский комментатор, как правило, скажет «Иванов промазал, Петров потерял, а Сидоров не успел». Ту же самую ситуацию американский комментатор воспроизведет совершенно по-другому – «Посмотрите, как гениально сыграл защитник, он просчитал ситуацию на три хода вперед и не дал снайперу реализовать бросок». В итоге, если я смотрю трансляцию по российскому каналу, я вижу игру бездарных неумех и откровенных неудачников, только вчера взявших мяч или клюшку в руки. А по американскому каналу идет игра выдающихся мастеров, гениев своего дела, лучших в мире специалистов защиты и нападения. Почувствуйте разницу.

Российский профессиональный баскетбол сегодня даже нельзя назвать продуктом, потому что он по большому счету никому не интересен. Колоссальная разница в бюджетах клубов приводит к тому, что в России лидер чемпионата обыгрывает аутсайдера с разницей в 50 и более очков - на такие матчи никто не ходит, никто не станет смотреть такие трансляции и по телевидению. Когда интерес представляют только 5-6 матчей в сезон и плей-офф, начиная с полуфинала, к такому чемпионату не будет ни внимания зрителей, ни внимания телекомпаний, ни внимания коммерческих рекламодателей (только притянутые за уши административным либо дружеским ресурсом). За океаном все команды примерно одного уровня, чему способствует, во-первых, существующий потолок зарплат, во-вторых, драфт, благодаря которому сильные игроки более-менее равномерно распределяются между всеми командами лиги. Это делает и каждый матч, и весь чемпионат менее предсказуемым, отсюда и интрига, и зрительский, и телевизионный, и спонсорский интерес. Другое существенное преимущество американских лиг в том, что они значительно старше всех российских проектов и начинаний, у них опыта больше на несколько порядков»
 
Лига и профсоюз
 

Интересы игроков и интересы владельцев клубов часто диаметрально противоположны. Игроки хотят получать большие зарплаты, владельцы - меньше тратить и больше зарабатывать. Краеугольным камнем взаимоотношений между ними является коллективный договор - Collective Bargaining Agreement - между лигой (представляющей интересы клубов и их владельцев) и профсоюзом игроков (представляющим интересы игроков). Он заключается на длительный срок (обычно не менее чем на три-четыре года) и на нескольких сотнях страниц регулирует все условия сотрудничества сторон. Договор этот взаимовыгодный – для владельцев это защита их прибыли (выраженная в установленном процентном соотношении расходов на зарплаты и доходов от продаж) и гарантии участия игроков в чемпионате; для игроков это защита и гарантии их контрактов (а также их минимальные и максимальные суммы в зависимости от стажа) и вообще любых прав и интересов (например, у хоккеистов прописано максимальное время их нахождения на льду в день во время тренировочного процесса). Причем условия эти от сезона к сезону могут изменяться (например, потолок зарплат каждый год на 10-15 процентов увеличивается), но только в рамках установленных и зафиксированных в соглашении договоренностей. Переговоры по новому коллективному договору между лигой и профсоюзом длятся несколько месяцев, их подробности широко обсуждаются в СМИ.

Иногда стороны не могут найти взаимоприемлемые решения – в этом случае лига объявляет локаут (lockout), и чемпионат не начинается до тех пор, пока стороны не договорятся. Последний такой случай – локаут в NHL сезона 2004/05, когда доходы владельцев снизились настолько, что им выгоднее было вообще не проводить чемпионат, и игроки были вынуждены пойти на крайние меры, полностью сменив руководство профсоюза во главе с Бобом Гуденау, из-за бескомпромиссной позиции и упрямства которого они полностью лишились зарплат за сезон (что интересно, совсем недавно, перед запуском КХЛ, руководители нашей новой хоккейной лиги привлекали его в качестве консультанта). Новый председатель профсоюза быстро нашел консенсус с лигой, потому что игроки согласились на существенное понижение зарплат ради того, чтобы получать хоть какие-то (надо сказать, и без того весьма немалые) деньги. В российском спорте профсоюзы игроков только создаются, без них игроки практически бесправны и никак не защищены от произвола клубов.
 
Финансовый кризис
 

«Что касается финансового кризиса, то я с большим интересом жду его последствий для профессиональных клубов в России. Возможно, люди поймут, что нужно внимательнее считать деньги, грамотнее относиться к планированию расходов, но прежде всего – работать над доходами, ставить такую задачу и искать способы ее реализации. Меня очень удивляют «антикризисные стратегии» ведущих генменеджеров страны, в которых все внимание уделено сокращению и оптимизации расходов, но нет ни слова о доходах. Если кризис окажется затяжным, то будут возможны совершенно невероятные на сегодня вещи. Руководители или даже владельцы команд сядут за стол переговоров, чтобы договориться о единых правилах игры – например, о введении потолка зарплат (как единственного фактора, который может остановить всеобщую «гонку бюджетов» и поставить клубы в более-менее равные условия), о способах и механизмах его контроля, о создании трансферного рынка и многих других.
 

На мой взгляд, основная проблема российских профессиональных команд в том, что у нас существует слишком много странных форм собственности, а частных клубов практически нет – а ведь только частного владельца может интересовать доход, только частный владелец может поставить перед генменеджером такую задачу. Думаю, кризис должен очистить наш спорт, выживут только те клубы, которые научатся зарабатывать. Другого пути здесь нет».
 
Madison Square Garden
 

В конце занятия Борислав Гуляев поделился со слушателями специализации «Менеджмент в игровых видах спорта» впечатлениями от работы в Madison Square Garden, попутно демонстрируя фотографии, объясняя особенности функционирования сооружения и отвечая на вопросы аудитории.

- Нынешний Madison Square Garden – это уже четвертый объект, который носит такое название. Первое сооружение было построено в конце XIX века в районе Мэдисон Сквер, откуда и получило свое название, тогда там проходили скачки и собачьи бега. Арена, эксплуатируемая сегодня, была построена в 1966 году непосредственно над железнодорожным вокзалом Pennsylvania Station, который в процессе стройки ушел на три уровня под землю. Ее вместимость – почти 20000 мест. Попасть внутрь комплекса в кассовый зал можно через три входа – один со стороны вокзала (эскалаторы и широкая лестница) и два с улицы.
 
 

- Насколько быстро зрители покидают комплекс после окончания матча?
- Все это происходит очень быстро, никаких привычных для нашей страны очередей и давки не возникает. Две зоны входа-выхода зрителей очень широкие, поэтому люди проходят через них абсолютно свободно. С верхними ярусами вообще существует только эскалаторное и лифтовое (для зрителей с ограниченными физическими возможностями) сообщение.
 
 

- Расскажите о работе службы безопасности...
- Хочу сразу отметить, что такого обыска, как в России, в Madison Square Garden нет. На входах в кассовый зал производится досмотр сумок и контроль ручными металлодетекторами. А металлодетектор-рамку болельщики проходят только один раз – в двух зонах билетного контроля, где штрих-код с каждого билета моментально считывается ручными сканнерами, поэтому никаких заторов не возникает. При этом параллельно подсчитывается количество зрителей - с точностью до единицы.
 
 

- Были случаи, когда болельщики устраивали беспорядки?
- Нет, такого практически не бывает, и вовсе не потому, что американские болельщики очень культурные. Дело в том, что, во-первых, люди платят немалые деньги для того, чтобы посмотреть игру, и никто не может проникнуть на нее бесплатно, чтобы почудить и показать себя. Во-вторых, ответственные в каждом секторе следят за соблюдением порядка очень внимательно, вдобавок все записывается на установленные повсеместно видеокамеры. В-третьих, дело в неотвратимости наказания. Если кто-то из болельщиков будет замечен в нарушении порядка, то он моментально будет занесен в базу данных службы безопасности, а затем к ним будут применены соответствующие санкции. Самая жесткая мера – такого болельщика больше никогда не пустят на стадион. Понятно, что рисковать возможностью увидеть зрелище никто из адекватных людей не станет.
 
 

- Как в Madison Square Garden обстоит дело с магазинами атрибутики?
- Существует три магазина. Основной расположен на уровне второго яруса и доступен только для тех, кто купил билет на игру - он открыт только во время игры. В этом магазине представлено порядка 1500 наименований сувенирной продукции. Есть еще два общедоступных магазина, работающих всю неделю, но по сравнению с основным магазином ассортимент в них существенно ограничен, и составляет порядка 100-200 самых ходовых наименований.
 

Говоря обо всех преимуществах американской модели, Борислав Гуляев подчеркнул, что создание в России подобных проектов вполне возможно, и первые шаги в этом плане уже делаются – с этого сезона начала функционировать Континентальная хоккейная лига (КХЛ), которая по задумке ее руководства в перспективе должна составить реальную конкуренцию Национальной хоккейной лиге. Впрочем, нельзя забывать, что одним из главных условий перехода от статуса «амбициозного проекта» к реальному успеху является присутствие в структуре проекта грамотных менеджеров, способных продумать и должным образом организовать его работу.
Все новости >