Новости
21 ноября 2011

«Хочу найти своего Цукерберга»

Алена Владимирская, генеральный директор рекрутингового агентства Pruffi, преподаватель факультета "Менедмжент в сфере интернет - технологий" RMA дала интервью газете F5. Предлагаем этот материал вашему вниманию…

Pruffi — первое кадровое агентство, которое ищет кандидатов для ИТ-компаний посредством социальных сетей (Facebook, "В Контанте", Habrahabr и пр.). На своих страничках Pruffi ежедневно публикует вакансии и новости о кадровых перестановках: требуется PR-директор купонного сервиса на 120 000 руб. в месяц, технический директор портала на 150 000 руб. (с переездом в Гонконг), директор интернет-магазина на 300 000 руб. плюс бонусы... Агентство платит €1000 за наводку на успешного соискателя, и, даже если вам некого посоветовать, ленту можно читать как журнал: Pruffi без купюр объясняет, кто сколько стоит в Рунете.

Агентство открыла в 2010 году Алена Владимирская (это псевдоним: «Настоящее мое имя, Оля, знают человек 20»), в прошлом главный редактор петербургского журнала «Ваш досуг» и хантер Mail.Ru. За год Pruffi выросло до 11 сотрудников и трудоустроило больше 200 человек (в такие компании как Mail.Ru, RuTube, Groupon и пр.).

Владимирская — веселая женщина за 30, смеется, часто моргает, размахивает руками; она не железная леди. Говорит, что трудоголик, что в соцсетях тоже пишет в основном о делах и изредка — о впечатлениях. Например, прочла биографию Стива Джобса. Джобс ей не понравился.

"Для меня в истории "деньги и интерес" всегда был важней интерес"

Вы ищете айтишников, а главный ИТ-гений планеты вам чем-то не приглянулся.

Есть такой тип людей — фанатики. Их задача — менять мир, и их невозможно схантить, потому что они не вписываются ни в одну корпоративную структуру. Их невозможно заставить делать то, в чем они не уверены, что идет против их миссии. Я этот тип очень люблю. Но еще я, как девочка, за любовь. Джобс адски мне не понравился патентной историей. Да, он гений, он весь про интерфейс и про людей, а потом выясняется: ан нет, есть у Apple и капиталистическая сторона, патенты, разорение конкурентов. Я могла бы быть во много раз более обеспеченной, чем я есть сейчас. Но для меня в истории «деньги и интерес» всегда был важней «интерес». Я уходила от предложений типа «статусное место, $20 000 в месяц и доля в компании» — когда побеждают деньги, мне внутренне как-то не того.

Кто сейчас вообще делает Рунет?

Есть два типа людей: те, которые, как Джобс, хотят менять мир, и те, которые не хотят. Через меня проходят и первые и вторые. Первые — в качестве клиентов, вторые — как соискатели. Людей, которые хотят все изменить, в ИТ-сфере очень мало. Классический пример — это Паша Дуров (создатель «В контакте». — F5). Своровал он идею Facebook или нет, но это человек с миссией. А есть средние айтишники, которые просто ходят на работу и им очень хорошо. Сейчас это такой молодой человек лет 25, закончивший институт типа МГУ или Бауманки. Он уже где-то поработал, сделал стартапчик, и теперь ему хочется интересной работы и денег. И он приходит ко мне, или я его нахожу для того, чтобы дать ему и то и другое.

Судя по огромным зарплатам, вы надуваете мыльный пузырь.

Я зеркало. Не я плачу зарплаты, я просто отражаю то, что платят клиенты. Я первый человек, который в топовом сегменте стал открыто печатать зарплаты. Кроме того что через Pruffi устраиваются, нас читают как газету, обсуждают... У нашей страницы в Facebook до 60 000 просмотров в день. Мы работаем в отрасли, которая растет, пузырится и бурлит. Мы все зеркала.

"Мир больше не заканчивается Рунетом, карьера из двухмерной стала трехмерной" 

И что вы сейчас отражаете?

Происходит такая интереснейшая вещь, как конец Рунета. Раньше венцом карьеры в интернете был «Яндекс» — человек сюда приходил, успокаивался и рос (или не рос). В такой парадигме мы существовали лет десять. А потом Рунет стал размываться. И сейчас мы находимся уже в парадигме не Рунета, а интернета. Большие иностранные компании начали хантить людей у того же «Яндекса», «Рамблера», «Бегуна». Лучшие программисты стали уезжать в Google. То есть «Яндекс» перестал быть пределом мечтаний. Российские компании очень забеспокоились. А потом западные компании стали приходить в Россию. Теперь можно жить в России и работать, например, в Facebook или руководить российским Foursquare. Мир больше не заканчивается Рунетом, карьера из двухмерной стала трехмерной.

Но людям, не имеющим отношения к ИТ, вы продаете другой миф: самый простой пользователь может зафрендить вас в Faсebook и сразу претендовать на вакансию в 300 000 — 400 000 руб.

Безусловно нет. Главный срач в комментах — это ограничения в вакансии по образованию, опыту работы и т. д. Нельзя стать топом, если у тебя нет опыта.

Сейчас для 20-летних в России есть два вектора развития. Либо «Газпром», либо в интернет. Никто не хочет на заводы или что-то делать руками — все хотят виртуальных обязанностей, должностей и много денег.

Главная проблема в том, что у нас больше нет заводов. Может, они есть где-нибудь на Урале или в Сибири, но не в Москве. Самые популярные вакансии — не те, которые на 500 000, а те, которые интересно описаны. Если бы завтра появился завод, который бы меня торкнул, я бы сделала работу на нем дико популярной. Туда бы стояла очередь молодых людей! Кандидаты действительно хотят работать. Более того, я вижу огромное количество людей, которые хотят учиться работать. Поэтому я не люблю хипстеров — они-то как раз работать не любят. (Смеется.)

А кем нужно быть, чтобы получить одну из ваших вакансий?

Вы должны уметь программировать. Должны очень хорошо знать английский язык — близко к native. Помимо того что вы должны читать TechCrunch, вы должны копаться в сервисах, создавать кучу своих продуктов, пусть они даже потом никуда и не пойдут. Вас должно переть.

"Есть всего две страны, где нового Цукерберга в принципе возможно найти -- Россия и Китай"

Сами вы почему мир не меняете?

Я меняю его шансами. Я дала массе людей возможность перестроить какой-то кусок мира и стать не тем, кем бы они могли стать без меня. Мечта всей моей жизни — найти своего Цукерберга. Прямо до дрожи хочу! Я твердо уверена, что все существующие сейчас венчурные модели в России найти Цукерберга не могут. В том числе и моя. Но есть только две страны, где их найти в принципе можно, — Россия и Китай: здесь есть нужный уровень образования и мотивация что-то изменить. Другой вопрос, что мы не умеем рисерчить Цукербергов. В России весь венчурный бизнес строится на принципе «мы клоны»: все работают с быстрыми деньгами — типа их надо вернуть завтра. Со стартапами связываются, как холостяк с телками: сегодня одна, завтра другая. У нас нет того типа продюсеров, которые могут найти вот свою телку, влюбиться, поверить в нее и вложиться так, чтобы она стала королевой красоты. И конечно, никто не вложится в 25-летнего.

А гению должно быть 25?

Главная ценность — это время. Не надо его терять на всякие дурацкие глупости. Интернет — это возможность для молодых. Если ты не состоялся к 30 — все, ты не состоялся. После этого ты так взапой не учишься, не впитываешь. Ты можешь взапой работать, но у тебя уже есть свой опыт, возникает «да, но...». К тому же я встречаю среди людей постарше огромное количество внутренне разочарованных. Я смотрю на 30-летних кандидатов — это такие маленькие старички, которые просят: посади меня куда-нибудь, мне бы тыщ 30 и больше ничего не надо. При этом я понимаю, что мне в мои 39 жить значительно интересней, чем им в 30. Это бред! Может быть, это просто Москва — город, в котором нет солнца?.. Ребят, вы что! Вам сейчас строить и строить! Не хочется строить здесь, уезжайте и стройте там!

"История всех миллионов, заработанных в Интернете -- это история адского труда"

Их можно понять: так хочется спокойствия и уюта.

А не скучно? Что это вообще за критерий — «уютно»? Главный критерий — «интересно»! Сделать газету, интернет-ресурс, что-то придумать, изучить. Это главный двигатель в жизни. А «уютно» — это кризис: «Я прячусь потому, что не знаю, чего хочу. Я вот такой прекрасный, а ничего не получается, лучше спрячусь и сам себя буду убеждать, что это все не надо». История всех миллионов, заработанных в интернете, — это история адского труда. Это потом мы рассказываем: хопа — и все получилось. А между «хопа, придумали «Яндекс» и «хопа, вышли на IPO и стали миллионерами» — не сидение на печке. Это годы, а иногда и десятилетия работы. Люди свои машины продавали, вкалывали каждый день — это годы огромного труда, создание большой индустрии, куча провалов и неудач, о которых потом либо умалчивается, либо забывается. И история усталых 30-летних — это история людей, которые застряли в сложном периоде, а надо встать и что-то делать. Ни в одной моей вакансии не написано, что это легкие деньги: надо понимать, что за зарплату в 400 000 руб. тебя будут п...дить по полной, тебе придется отвечать за огромные проблемные куски бизнеса и вытаскивать их на себе.

Есть ощущение, что мы живем в стране, где ничего нельзя строить, потому что украдут и развалят, где людей не исправить, где ничего нельзя изменить, а можно только свалить. И непонятно, как пробудить в себе интерес.

Человека меняет очень сильное чувство. Пока его нет — ничего не получится. Влюбитесь! В человека, в сервис, во что-то. Это одна мотивация. Вторая мотивация — злость. «Я хочу доказать». Это потом уходит, но поначалу ты бежишь — и у тебя возникает привычка бежать. Никаких других мотиваций не существует. Тебя что-то должно выдернуть из твоего комфортного существования — либо очень сильный человек, либо очень сильное событие. А это либо любовь, либо злость (месть, страх). Неважно, кому будете доказывать или в кого влюбитесь. Можно разозлиться на Россию, например, как это сделали «Теории и практики»: этой страны не существует, мы придумаем свою! Можно испугаться. Есть страх последнего шанса — мне уже 30, 35, 40, и если не сейчас, то уже никогда. Страх бедности: если сейчас не заработать, то в 60–70 придется жить на пенсию в 5000 руб. — представьте хотя бы медицинские унижения. Первыми умирают отличники и удачники, которым все давалось легко. Самые залюбленные в детстве дети сходят с дистанции первыми. И как только им нелегко - все: «Я в домике!» А история троечника — это история хорошего спортсмена: тебя мучают, мучают, ты бежишь 15 километров, и тебе осталось 5, и ты уже помираешь. И ты можешь лечь и помирать, а можешь преодолеть себя, и откроется второе дыхание.

А вы почему побежали?

Было два человека, которые нажали кнопку «Старт». Один, когда я вышла из совместного бизнеса, сказал: «Ты уходишь делать маленькое, на х... никому не нужное и свое!» Вспоминаю и думаю: «Не дождешься!» Другой вдогонку сказал: «Я понимаю, что тебя ничем не удержу. Ну ты сходи, поделай то, что хочешь, а мы тебя потом выкупим, и ты вернешься». И вот эта фраза стоит у меня на рабочем столе. И когда мне очень сложно, я на нее смотрю.

Справка: Алена Владимирская (настоящее имя — Ольга Аринина), хантер, 39 лет. Родилась в Санкт-Петербурге. Окончила факультет журналистики МГУ, затем Открытую школу бизнеса. Возглавляла вологодский медиахолдинг "Наш регион", отдел продвижения ИД "РДВ" и журнал "Ваш досуг", работала хантером в Mail.Ru. В 2010 году открыла кадровое агентство Pruffi, которое вербует кандидатов в соцсетях. В 2011 году стала соучредителем Академии проектов Farminers — одного из крупнейших в России инкубаторов стартапов.

Читайте также:

Кем и где работать в интернете по Алене Владимирской (лекция для слушателей факультета "Менеджмент в сфере интернет-технологий", июль 2011 года);

Руководителям интернет-проектов из России показана Швейцария (лекция Алены Владимирской для слушателей факультета "Менеджмент в сфере интернет-технологий", август 2011 года);

Все новости >