Новости
26 декабря 2011

«Вопрос в том, как финансовая fairplay будет обеспечиваться на практике»

На минувшей неделе слушатели программы «Менеджмент в игровых видах спортах» RMA нанесли очередной визит в Дом российского футбола. Здесь будущие спортивные управленцы встретились с руководителем группы международного сотрудничества Российской футбольной премьер-лиги (РФПЛ) Евгением Савиным, который провел для них занятие и подробно ответил на все возникшие вопросы.

Не секрет, что международная деятельность РФПЛ во многом обусловлена ее членством в европейской Ассоциации профессиональных футбольных лиг (ЕПФЛ). Расскажите об этой организации, о ее задачах.

ЕПФЛ была создана в 1997 году для, скажем так, более акцентированного, более целенаправленного взаимодействия европейских лиг и входящих в них клубов с ФИФА и УЕФА и отстаивания их интересов в этих организациях.

Сейчас в ней представлены 24 страны, 30 Лиг, 42 дивизиона и почти 900 профессиональных клубов: 380 играющих в высших дивизионах национальных чемпионатов и 507 – в низших.

Главным органом управления ЕПФЛ является Генеральная ассамблея: она собирается раз в три года и голосует заразного рода конвенции, принимает решения о приеме в ЕПФЛ новых членов, и так далее. Формируется Ассамблеи из представителей Лиг, являющихся членами ЕПФЛ: каждая может делегировать в ее состав до трех человек.

В промежутках между ассамблеями ЕПФЛ руководит совет директоров, это такое текущее руководство и разбирается оно с текущими вопросами – утверждает бюджет, определяет состав рабочих групп и комитетов. Кстати, Россию в этом совете представляет Сергей Прядкин, его избрали в 2007 году, когда РФПЛ присоединилась к ассоциации, а потом, три года спустя, продлили его полномочия до 2013 года.

Что касается комитетов, то там представительство РФПЛ тоже достаточно весомо: исполнительный директор Сергей Чебан входит в комитет по переходам игроков, директор по работе с болельщиками Александр Мейтин– в комитет по безопасности, спортивный директор Игорь Мещанчук – в комитет по проведению соревнований, финансовый директор Алексей Купцов – соответственно, в финансовый комитет. Ваш покорный слуга – в комитет по социальной ответственности.

Вы упомянули о бюджете ЕПФЛ. За счет чего он формируется?

На сегодняшний день исключительно за счет членских взносов, которые платят входящие в ассоциацию лиги. Я сейчас точную цифру не припомню, кажется, что –то около 15 тысяч евро в год. Это – если речь идет о полноправном членстве, которое имеют, как правило, высшие европейские дивизионы. Низшие дивизионы по преимуществу являются ассоциированными членами и платят меньше. Но я знаю, что также у ЕПФЛ уже есть несколько предложений о спонсорстве.

Если говорить о задачах ассоциации более конкретно: какие, например, интересы лиг и клубов она отстаивает перед лицом ФИФА и УЕФА?

В данный конкретный момент самая острая, самая актуальная тема это календарьмеждународных игр на 2014-2018 годы. Его составляет ФИФА и там расписаны даты, выделяемые под игры национальных сборных, причем не только официальные, но и товарищеские. Так вот, в проекте этого календаря, который ФИФА уже представила, ни с кем особенно не посоветовавшись, количество дат под товарищеские матчи по сравнению с календарем предыдущим, увеличилось на четыре дня.

То есть, если этот проект будет утвержден, то клубам придется не просто чаще отпускать своих игроков в различные национальные команды, рискуя тем, что там они получат травмы, но и делать это совсем в неудобные для себя сроки. В этом проекте, например, одна из новых дат приходится на август, то есть на то самое время, когда все европейские клубы готовятся к новому сезону. И получается, что в разгар этой самой подготовки ведущие игроки выдергиваются из команды и подготовка в итоге оказывается смазанной, неполноценной, так далее, и тому подобное.

ЕПФЛ предлагает следующий выход: убрать одинарную августовскуюдату, и перенести ее на ноябрь, да хоть даже сдвоенной ее сделать – пусть игроков вызывают в сборные сразу на два товарищеских матча подряд, но – только не в период предсезонки. И в этом ЕПФЛ поддерживают и УЕФА, и такая организация, как Ассоциация европейских клубов (ЕСA), ее возглавляет небезызвестный Карл-Хайнц Руммениге.

Он, кстати, очень активно возмущается не только тем обстоятельством, что игрокам в случае принятия календаря в том виде, какой предлагает ФИФА, придется больше играть и меньше восстанавливаться, но и тем, что клубы, отпуская футболистов в сборные, в финансовом плане за это практически ничего не получают.

ECA приводит такую статистику: ФИФА от чемпионата мира в ЮАР получила 2,4 миллиарда долларов прибыли. А клубам, отправившим игроков на этот чемпионат, заплатила всего 40 миллионов, меньше двух процентов от этой суммы. Получается, что-то около 1600 долларов за игрока в день: при том, сколько клубы тратят на игроков, на их покупку, на их зарплаты, на их лечение и восстановление после травм, это, конечно, сумма абсолютно ничтожная. И вот Руммениге, недовольный этим, грозит ФИФА тем, что если она и дальше будет игнорировать интересы клубов, то клубы, в первую очередь гранды, могут из-под юрисдикции ФИФА выйти и начать разыгрывать собственный чемпионат.

Идея в общем-то не новая, она еще со времен G-14 витает в воздухе, и я не думаю, что это когда-либо осуществиться, но, тем не менее, настроения такие существуют, и не учитывать их, наверное, было бы неправильно.

И как ФИФА реагирует на такие настроения?

ФИФА обещает прислушаться к соображениям и пожеланиям всех заинтересованных сторон на ближайшем заседании своего Конгресса. Он в следующем году пройдет, и там как раз календарь и должен быть утвержден в окончательном виде.

А какие вопросы у ЕПФЛ имеются к УЕФА? Вероятно, они касаются грядущего в скором времени введения правил финансовой fairplay?

Вопросов много, финансовых в том числе. Налицо, например, желание клубов, выступающих в Лиге Европы, увеличить суммы своих заработков. Сейчас с доходами участников Лиги Чемпионов они соотносятся как 1 к 8. То есть, просто выйдя из группы в Лиге Чемпионов, вы заработаете больше, притом гораздо больше, чем дойдя до финала Лиги Европы.

Мы разговаривали с представителями ПСВ – помните, когда они с «Сибирью» играли? Они говорят: нам расходы на поездку в Новосибирск доходами от выхода в следующий раунд не отобьются. Понимаете?

А что касается финансовой fairplay, то тут нужно иметь в виду, что эти правила по настоящему затронут только те клубы, которые играют в Лиге Чемпионов и ставят там по настоящему большие задачи. Потому, что те, кто этих задач не ставит, он такие огромные деньги в эту печь швырять не будет.

А вам не кажется, что принцип финансового fairplay, он странный, мягко говоря? Большинство европейских клубов – частные, с чего вдруг кто-то будет диктовать их хозяевам, сколько своих денег они имеют право потратить?

Ну,там ведь не вообще о деньгах речь идет, не обо всех, что тратятся на клуб. Там речь идет о том, что ты не можешь тратить на трансферы и на зарплаты игроков больше, чем клуб зарабатывает. А, скажем, на стадион, на развитие клубной академии – трать, пожалуйста, сколько тебе угодно, никто не запрещает.

Вопрос в другом: как на деле соблюдение этого принципа будет обеспечиваться? Ведь сложно же проверить, сколько именно ты зарабатываешь на контракте, скажем, с титульным спонсором.

Можно же на бумаге показать одну сумму, огромную, невероятную, а потом большую часть ее получить не от того самого спонсора, а от фактического владельца. Вот кто будет следить за тем, чтобы так не происходило, как такие схемы будут вскрываться?

И как?

Я не знаю. И УЕФА, похоже, себе это тоже не до конца представляет. По крайней мере, когда мы этот вопрос их представителям задаем, они всегда отвечают крайне неопределенно: «В каждом отдельном случае все будет решаться индивидуально». И все, и никаких других объяснений.

А в завершение темы я должен еще сказать, что какого-то единого мнения по поводу fairplayсреди всех членов ЕФПЛ тоже нет. Скажем, немцы, они ничего против этого принципа не имеют: потому, что в Германии все клубы, они как минимум безубыточны, и им, соответственно, никакой fairplayне страшен. А Английская премьер –лига, та, напротив, введения этих правил откровенно не хочет. Им нравится, что в их футбол вкладываются такие громадные средства, в том числе иностранные. И президент АПЛ сэр Дэвид Ричардспо поводу всех этих инициатив неоднократно высказывался в том духе, что не надо, мол, демотивировать инвесторов. Кстати, я уточню, сэр Дэвид, он не только премьер-лигу возглавляет, но и ЕПФЛ тоже.

А почему, как вы считаете, у немцев все так хорошо складывается в коммерческом плане?

У них так не всегда складывалось. Вспомните самое начало двухтысячных. Ничего подобного у них тогда не было. Чемпионат первой Бундеслиги, не говоря уже о второй, это были по большому счету такие заштатные турниры.

Я думаю, для немцев колоссальную роль сыграл чемпионат мира 2006 года. И в плане всплеска интереса к футболу, и в первую очередь в плане инфраструктуры. Они получили в свое распоряжение отличные, первоклассные стадионы. Где все замечательно организовано, где красиво, куда ходить приятно и безопасно.

Помню, мы в прошлом сезоне были на игре «Айнтрахт» (Франкфурт) – «Санкт-Паули», это были на тот момент две последние команды первой Бундеслиги, и они в итоге и вылетели. Но при всем при этом 50- тысячный стадион – битком, яблоку негде упасть, антураж – феерический.

Ну, а отсюда уже все остальное вытекает: и отличная телевизионная картинка (ее, кстати, и для первой, и для второй Бундеслиг, производит одна и та же дочерняя компания, и сами немцы говорят, что качество изображения у них иногда превосходит качество игры), и крупные телевизионные контракты, и интерес спонсоров.

Значит, нам остается только дождаться своего чемпионата мира, и…

Да, я думаю, турнир 2018 года кардинально изменит нашу футбольную жизнь.

Николай Киселев

Все новости >