Истории успеха

04 октября 2011
Надежда Сусликова, куратор выставки «Мифология online»

Надежда Сусликова, куратор выставки «Мифология online»

«На тот момент, когда я пришла в RMA, у меня была только идея и желание ее реализовать, но не было для этого навыков и понимания ключевых процессов, происходящих внутри арт-рынка. И только в процессе обучения я смогла понять, по каким законам живет арт-индустрия, познакомиться с интересными людьми и прояснить для себя какие-то вещи, связанные с транспортировкой предметов искусства, пиаром выставочных проектов, особенностями монтажа и т.д. А это очень важная информация, когда делаешь выставку "с нуля"»

В конце прошлого – начале этого года в Политехническом музее прошла необычная для этого места выставка «Мифология online», посвященная веб-идеологическому современному искусству. Назвать ее необычной можно, как минимум, по трем причинам: тематике, впервые громко озвученной в России; ажиотаже, который она вызвала в среде модной молодежи и представителей поколения web 2.0; и наконец, тому, что двум молодым кураторам – Надежде Сусликовой и Екатерине Синициной – удалось вывести оффлайн более двадцати самых интересных онлайн художников из разных стран мира и параллельно создать вокруг выставки большую образовательную программу. В своем интервью сайту RMA Надежда – выпускница первой группы факультета «Арт-менеджмент и галерейный бизнес» – рассказала о том, с чего все началось, как появляются интернет-мифы, и где, на самом деле, зародился web-арт.



Надя, с чего все началось, и как возникла идея создать проект, посвященный искусству, сформировавшемуся в эпоху web 2.0? Это ведь не самая популярная тема в России. И если говорить о выставках, хотя бы немного похожих на вашу, на ум приходит только «Decode: прикосновение к цифровому искусству» в Гараже и проекты группы Electroboutique. Но даже если сравнивать с ними, то вы выбрали гораздо более узкую тему.

В рамках нашей образовательной программы лекцию про историю веб-арта читала Злата Понировская. Так вот ее доклад начинался с фразы: «В России нет ничего более прекрасного, чем нет-арт». И, правда, нет-арт в нашей стране зародился еще в 90-е годы. А первый художественный манифест по сетевому искусству был опубликован Ольгой Лялиной и Алексеем Шульгиным. Алексей Шульгин, Ольга Лялина и Лев Манович были одними из первых в мире, кто начал осваивать интерфейсы и онлайн среду в целом. Сейчас их уже можно назвать классиками. Но интернет – очень текучая и изменчивая среда. И то, что мы видим в мониторе сейчас, совершенно не похоже на то, что было в 90-х. За это время сложилась новая самобытная онлайн-культура, со своими законами, эстетикой и даже языком. Конечно, с точки зрения технологий, интернет уже не интересен. Но нам было важно изучить его культурный пласт, единство онлайн и оффлайн жизни, поведение пользователей. Именно поэтому мы не ставили перед собой задачу показать только высокотехнологичные работы или искусство, которое существует исключительно онлайн. Все работы на выставке, скорее, можно было обозначить как web-ideology art – искусство, пропитанное сетевой идеологией, но при этом представленное в совершенно разных форматах: скульптуры, живописи, мобильных приложений, видео, сайтов и т.д.

Если говорить о том, с чего все началось, то технически, с того, что Катя Синицина предложила мне вместе с ней придумать и сделать выставку современного искусства, в которой должен был участвовать молодой художественный коллектив из Берлина Facts of Surface. Впоследствии они делали перформанс на открытии, а их инсталляция потом осталась на весь период выставки.

Мы начали собирать материал, смотреть художников, проекты. Нам было важно понять, с чем сейчас работают молодые западные художники, какие именно темы и фактуры их волнуют. И так получилось, что мы не подстраивались под определенную тему, а мы проводили исследование, в результате которого эта тема появилась. В итоге набралось приличное количество западных художников, которые нам очень нравились. Постепенно начала выстраивается красивая история из очень качественных работ интересных и модных в сети персонажей. Мы начали двигаться в этом направлении, и у нас появился основной вектор – интернет и молодые художники.



То есть первоначально планировалось работать исключительно с западными художниками? Почему?

Да. С самого начала мы вдохновились определенными работами именно иностранных художников. И находя их одного за другим, мы поняли, что несмотря на то, что все они живут и работают в разных странах, они представляют собой достаточно тесное виртуальное комьюнити. Они знают друг друга, общаются, а главное, находятся в общем контексте. Поэтому, чтобы набрать контент для выставки, нам было достаточно найти одного, чьи работы нас зацепили, и посмотреть на то, что происходит вокруг него. Хотя это тоже был не самый просто процесс.

Однако потом мы решили, что интереснее делать проект, который даст толчок развитию диалога между российскими и западными художниками, работающими в области веб-арта. И так как на этом этапе мы не были ничем ограничены – у нас еще не было ни площадки, ни финансирования, ни дедлайнов, – то могли расширить концепцию и добавить участников. Таким образом, изначально маленькая выставка выросла в несколько раз, а участие в ней приняли более 20 художников.



И, все-таки, почему мифология? И как возникла идея выставки?

Наверное, потому что интернет, действительно, стал неотъемлемой частью нашей жизни. И с точки зрения процессов, в нем происходящих, он является совершенно независимым и многогранным культурным слоем, который можно рассматривать с различных сторон.

Поэтому ключевым для нас был вопрос подачи самой темы и работ наших художников. После долгих размышлений мы интуитивно пришли к идее, что, в каком-то смысле, интернет – это новое мифологическое поле, которая впоследствии была подкреплена и обоснована через теории философов постмодерна. Конечно, самым сложным было эту идею описать и донести до зрителя. Нам приходилось искать ответы на очень неоднозначные вопросы: «Что конкретно можно называть мифами в интернете?», «Какую форму они принимают в онлайн пространстве, и каковы они по содержанию?», «Какую именно роль интернет играет в мифологизации повседневности?» и т.д. И тут, с одной стороны, мы сталкивались с очевидными ответами, исходящими из логики, что любое медиа, в том числе и интернет, – есть инструмент мифотворчества. С другой, само понятие «миф» очень многослойно и несет в себе глубокие философские смыслы и подтексты, которые приходилось вытаскивать на поверхность.

Сама система интернета, будучи продуктом массовой культуры, отличается от других медиа своей открытостью – контент здесь создают сами пользователями. Это абсолютно хаотичная модель, которая может быть представлена как ризома: совершенно не понятно, в какой момент, и по каким законам, будет развиваться тот или иной ее компонент. Поэтому, нам в рамках выставки хотелось изучить ее свойства, содержание, интерфейсы, символы и способность постоянно меняться в соответствии с тенденциями и условиями виртуального пространства. Как видишь, мы проделали большую и интересную исследовательскую работу прежде, чем наша выставка появилась на свет.



Насколько я понимаю, это был ваш первый самостоятельный выставочный проект. Что было самым сложным?

Да, из-за отсутствия опыта в какие-то моменты нам приходилось изобретать велосипед и следовать исключительно своей интуиции. Наверное, было сделано много лишнего, но мы очень старались и потратили целый год, чтобы все придумать и реализовать.

Что касается сложностей, то как ни странно, самой большой проблемой было найти правильных людей. Изначально нас было двое. Но когда определилась площадка, и появилось много финансовых и технических вопросов, которые два человека просто физически решить не могут, мы начали собирать команду. И в этом плане у нас было много проколов. Оказалось, что выставка – это совсем не корпорация, которая будет работать не зависимо от того 300 у нее сотрудников или 290. Здесь каждый человек должен полностью закрывать свою зону ответственности, делать это профессионально и быть ответственным за это. И если кто-то уходил, то все начинало рушиться. В такие моменты всем остальным приходилось очень не сладко. За время подготовки проекта мы все-таки нашли несколько ценных кадров, с которыми планируем продолжать сотрудничать в дальнейшем.

Кто-то из тех, кто работает с медиа-артом в России, вам помогал?

Безусловно, было много людей, дававших нам советы и всячески помогавших. Со многими из них мы познакомились в процессе подготовки образовательной программы, для которой нам надо было привлечь специалистов, способных рассказать про современное искусство в контексте интернета, культурных кодов и новых медиа. С другими я познакомилась благодаря учебе в RMA. Придя на факультет «Арт-менеджмент и галерейный бизнес» RMA, я почти сразу показала все наши наработки Николаю Палажченко.



Обучение на факультете повлияло на развитие вашего проекта?

На тот момент, когда я пришла в RMA, у меня была только идея и желание ее реализовать, но не было для этого навыков и понимания ключевых процессов, происходящих внутри арт-рынка. И только в процессе обучения я смогла понять, по каким законам живет арт-индустрия, познакомиться с интересными людьми и прояснить для себя какие-то вещи, связанные с транспортировкой предметов искусства, пиаром выставочных проектов, особенностями монтажа и т.д. А это очень важная информация, когда делаешь выставку «с нуля».

А как получилась, что площадкой для выставки стал именно Политехнический музей?

Так как изначально мы делали выставку не «под заказ», то вся ответственность за площадку и спонсоров полностью ложилась на наши собственные плечи. Сейчас, со стороны, это кажется немного безумием, но тогда мы просто не искали легких путей. По этой причине поиск места проведения выставки затянулся: многие договоренности не подтверждались или слетали. Но потом на лекции в RMA я познакомилась с Юлей Тарасюк, которая предложила презентовать проект для Политехнического Музея. В итоге, у нас получилось отличное сотрудничество.

Сейчас Политехнический Музей – одна из самых интересных площадок в Москве. С одной стороны у них есть совершенно конкретное предназначение – знакомить зрителей с историей развития науки и техники. С другой стороны, команда музея открыта к экспериментам и новым форматам. Нам было интересно проработать выставку под специфику музея и его публику, а, соответственно, музею было интересно показать своему зрителю, что интернет – это не только компьютеры, которые стоят у них в экспозиции, но и продемонстрировать новые современные технологии, которые использовали наши художники в своих инсталляциях. Это был ценный опыт для обеих сторон.

И вот когда, наконец-то, появилась площадка, стало намного проще. Мы начали искать деньги, у нас появились спонсоры, в том числе, Google, заинтересовавшийся определенными работами наших художников, проекты которых были созданы под вдохновением от продуктов и интерфейсов этой компании.



Кстати о художниках. Я знаю, что большинство из них приехало в Москву на открытие. Было сложно собрать в одном месте людей, привыкших встречаться исключительно онлайн?

Вовсе нет. Для них это было сродни приключению – собраться всем вместе, да еще и в России! К тому же получилось, что мы общались с ними практически целый год, а это достаточно большой срок, чтобы успеть решиться и спланировать свой приезд. В итоге, из всех иностранных художников, не приехало только трое.

А самое смешное, как все это происходило. Все наши художники летели из разных стран, поэтому в какой-то момент независимо друг от друга они начали рассказывать у себя на Facebook, как заполняют анкеты на получение российской визы, садятся в самолеты «Аэрофлота» и т.д. Все это вызвало смятение в среде журналистов и блоггеров, следящих за творчеством ребят. Они не понимали, что происходит и почему все самые популярные молодые медиа художники решили вдруг отправиться в Россию во время Арт-Базель Майами. А мы потом получили статьи на чешском, рассказывающие о нашей выставке. Вот она сетевая мифология в действии, когда ты чувствуешь или видишь, что что-то происходит, но у тебя нет ключей, чтобы это разгадать.


В самом начале ты говорила, что все иностранные художники, представленные на выставке, находятся в общем контексте. Насколько вписались в этот контекст российские художники?

В отличие от иностранных художников, которые являются именно веб- и медиа-артистами, для большинства российских художников тема интернета стала новой. Кто-то из них работает только с формами, другие со звуком или графикой, но всех их объединило желание поработать с виртуальным пространством. Поэтому им пришлось сделать совершенно новые проекты, специально под выставку. Это была самая интересная часть нашей кураторской работы. И мы получили отличный результат.



Значит ли это, что сейчас у нас в нашей стране сейчас практически нет веб-искусства?

Искусство есть. Нет развитой системы популяризации его как равноправной части современного искусства и искусства в целом. Многим людям, действительно, очень сложно поверить в то, что сайт может быть произведением искусства. И что самое странное, что даже тем, кто занимается искусством, зачастую сложно смириться с тем, что происходящее в сети – тоже искусство и имеет право выставляться в больших институциях.

Надя, если говорить о выставке в целом, как ты оцениваешь то, что получилось?

По факту выставка получилась очень свежей и интересной. Наверное, в какой-то степени, как и любое современное искусство, она была непонятна. Но в целом, по отзывам наших посетителей, она создавала впечатление того, что ты прошелся по ссылкам. То есть образы, представленные на ней, были легко считываемые и узнаваемые. А если честно, то мы не ожидали, какой ажиотаж вызовет наш проект. На открытии собралась модная московская публика. А после выходили статьи из серии «В чем пойти на выставку «Мифология Online».



Сейчас, по прошествии времени, и с высоты полученного во время работы над проектом опыта, хотелось бы что-то сделать по-другому?

Нет. Каждый день во время работы выставки я заходила туда и думала: «Как же здорово все получилось! Как здесь хорошо!». Конечно, за время экспозиции – а два месяца это очень большой срок для интерактивной выставки – там начали проявляться какие-то шероховатости. Но это все мелочи. В общем и в целом, мы остались довольны.

Новые выставочные проекты уже планируешь?

Конечно! Мы уже начали готовить новый проект. На этот раз он будет посвящен совсем другой тематике. Но какой – пока секрет.