Истории успеха

26 августа 2015
Глеб Лицкий, гринкипер ГБУ ФК «Строгино», генеральный директор ООО «Лотос-2018»

Глеб Лицкий, гринкипер ГБУ ФК «Строгино», генеральный директор ООО «Лотос-2018»

«С одной стороны, то, что я к вам пришел учиться, то, что потом работал на финале Лиги Чемпионов – это все случайность, стечение обстоятельств. Плана у меня такого точно не было, и вообще, я хотел не в футболе работать, а в баскетболе. Но, с другой, я верю в то, что все случайности на самом деле не случайны. Думаю, именно RMA показала мне ту дорогу, по которой я теперь иду».

В 2008 году, еще будучи студентом факультета «Менеджмент в игровых видах спорта» Глеб Лицкий работал руководителем проекта по строительству футбольных полей и в этом качестве участвовал в подготовке московского финала Лиги Чемпионовмежду «Челси» и «Манчестер Юнайтед». По прошествии семи лет он все еще ухаживает за тем самым лужниковским полем, переехавшим на базу футбольного клуба «Строгино», и параллельно консультирует Москомспорт по профильным вопросам подготовки к Чемпионату мира 2018 года. Подробности – в интервью, которое Глеб дал сайту бизнес-школы RMA.


2011 год. Ярославль. Стадион "Шинник". Финал Кубка России: ЦСКА-"Алания" (Владикавказ). Глеб Лицкий с Евгением Гинером


Глеб, как вы к этому пришли? Я имею в виду не к профессии гринкипера, а к мысли о том, что работа в спортивной индустрии – это то, чему вы хотели бы посвятить жизнь?

Я не могу сказать, что я о такой работе мечтал прямо с детства, хотя интерес к спорту у меня был всегда. Конкретно – к баскетболу. Я в начале 90-х занимался в детско-юношеской школе баскетбольного ЦСКА, но профессиональной карьеры у меня не получилось: в какой –то момент тяжело травмировал сразу оба колена, и все, пришлось закончить. Хотя желание хоть каким-то боком, но в спортивной жизни участвовать у меня после этого не угасло, и я со временем эту мечту все-таки реализовал.


А по первой своей профессии вы кто?

Я инженер – строитель. По этой специальности работал вплоть до конца 2007 года, был начальником строительно-монтажного участка. Строил в основном жилье. Неподалеку от «Динамо» есть башня моя, в Погорельском переулке возле израильского посольства, еще кое-где. Но вот как раз к 2007 году я уже начал всерьез задумываться над тем, что пора мне из этой профессии уходить.


Почему?

Главным образом потому, что очень сильно упало качество, уровень подготовки рабочих, занятых в строительстве. После того как большую часть мест у нас на строительных площадках заняли гастарбайтеры, я начал чувствовать, что сам из инженера постепенно начинаю превращаться в надсмотрщика, который должен контролировать буквально каждый шаг, который эти ребята делают. А я кто угодно, только не надсмотрщик, о такой работе я точно не мечтал…


Решение пойти учится в RMA, насколько я понимаю, относится именно к этому времени?

Да. Как –то раз увидел вашу рекламу в «Спорт-Экспрессе», навел справки, прошел собеседование, год отучился… Вот только диплом не защитил. Мой диплом – это финал Лиги Чемпионов 2008 года в Москве. Я для него готовил лужниковское поле. Официально тогда моя должность называлась – «руководитель проекта по строительству футбольных полей»…



2008 год. Москва. Лужники. Глеб Лицкий с Кубком Чемпионов


А как вы в этот проект попали?

Опять-таки, по объявлению. Прочитал объявление, прошел собеседование. Я там, как выяснилось, был не единственным претендентом, но выбрали в итоге меня. Компания называлась «Спортмеханика», они, собственно, и взяли подряд на подготовку лужниковского поля к финалу Лиги. Их сам Алешин, на тот момент хозяин стадиона, выбрал.


Я что-то не очень понимаю: вот вы были инженер - строитель, строили жилье, опыта работы с футбольными полями у вас не было, и вдруг – вы готовите именно футбольное поле, и сразу – для финала Лиги Чемпионов? Как такое возможно? Или строителю все равно, что строить?

Я бы не сказал, что все равно. Просто грамотный инженер-строитель, я подчеркиваю – грамотный, он способен быстро в любой ситуации, связанной с проектированием, строительством чего бы то ни было разобраться и в какую-то новую для себя специфику оперативно вникнуть. Тем более, «Спортмеханика» наняла одного из лучших в мире специалистов по футбольным полям -- Мэтт Фрост, англичанин, человек, имеющий очень серьезную репутацию как в УЕФА, так и в ФИФА и работающий по всему миру. Вот он меня и начал учить всем этим вещам, передал огромное количество методических материалов, много фото, видео специального.

Теперь я могу сказать, что полгода работы на футбольном поле под руководством Мэтта не прошли даром… Ну, и параллельно все двигалось по пути самообразования: пришлось мне, в частности, вернуться к школьной программе, конкретно – к учебнику по биологии за 6-й класс… В общем, в итоге все благополучно прошло, хотя еще весной 2008 года сомнения в том, что «Спортмеханика» с поставленной задачей справится, были, чего греха таить…


Почему?

Потому, что первый газон, который для финала Лиги предназначался и который был разложен предварительно в Южном ядре «Лужников», они благополучно загубили. Он наш был, коломенский, выращенный на суглинках, а это, строго говоря, не очень хорошо для корневой системы – она на таких газонах слабенькая получается, неглубоко прорастает, и поэтому трава на таком поле легко шипами выбивается, и восстанавливать ее потом очень трудно…

 Вообще, корень у травы, на которой в футбол играют, должен длинным быть – 15-20 сантиметров, не меньше. Это мой личный рекорд, а за рубежом люди, я знаю, и до 25-30 сантиметров доходят. Но – проблема в том, что в суглинке корню особо расти никуда не надо, в такой почве все необходимые питательные вещества и так присутствуют. Для хорошего футбольного газона требуется песчаный дерн – через него корень в поисках питательной среды глубоко будет продираться. А задача гринкипера – ему это питание обеспечить, обмануть природу – просто на песке ты же ничего не вырастишь. Значит, нужно специальные удобрения вносить, особым образом за таким газоном ухаживать, соблюдать температурный режим, режим влажности, освещения…

То есть, я хочу сказать, что тогда проблема присутствовала изначально. Но это бы еще ладно. «Спортмеханика» этот газон предложила из соображений экономии, и Мэтт на него согласился: он тогда, на том этапе, в Москве бывал наездами; приедет, указания даст, и уедет. Это потом, уже ближе к игре, он сюда на постоянной основе перебрался…

В общем, осенью 2007 года, еще до того, как я в этот проект пришел, он «Спортмеханике» прописал целый комплекс мер по работе с газоном – что с ним нужно делать, чтобы он благополучно зиму пережил и к финалу подошел в хорошей кондиции. И вот эти вот рекомендации выполнены не были, или, по крайней мере – выполнены не в том объеме, на котором Мэтт настаивал…


А что это были за рекомендации?

В частности, одна из самых главных – приобретение такого специального полимерного купола, по английски эта штука называется dome. Его надо было расставлять над полем и в несущие конструкции, сделанные из такого же легкого и прочного материала, тепловыми пушками подавать горячий воздух – таким образом, под куполом формируется изолированное воздушное пространство с температурой, которая для травы достаточно комфортна. Вообще это все необходимо было для выполнения целого ряда агротехнических работ с дёрном, для приведения его к параметрам, пригодным для игры в футбол.


И что, этот купол не купили?

Не то, чтобы совсем не купили, но купили не тот… Опять – таки – захотели сэкономить, и вместо качественного западного оборудованиия приобрели какой-то наш аналог, а его первым же порывом ветра, причем не очень сильного, сорвало, унесло, и так далее… Так что в марте, фактически за два с половиной месяца до матча, его проведение в Москве находилось под вполне реальной угрозой – играть финал Лиги на том, что от того поля осталось, точно нельзя было. И я, только придя на эту работу, сразу довел до руководства «Спортмеханики» ту простую мысль, что надо нам покупать новый газон, что времени на раздумья нет и что еще чуть-чуть и мы действительно о…мся, окончательно и бесповоротно. Я, помню, даже грозил, что если они с этим решением тянуть будут, я напрямую к Алешину пойду и буду лично ему ситуацию докладывать.


Помогло?

Помогло. Но без проблем и после этого не обходилось, практически до самой игры они нас так или иначе преследовали. Хотя новый газон купили хороший, качественный, от австрийско -словацкой компании Richter Razen – я считаю, это на данный момент вообще лучшие производители футбольной травы в мире, они больше ста лет газонами занимаются, с 1906 года, а футбольными – с 40-х годов.


Так в чем же тогда проблемы?

В том, что опять были не соблюдены все правила обращения с этой травой, на этот раз – правила транспортировки. Этот же газон, он в рулоны свернут, и в Москву их везли в рефрижераторах: каждый рулон длиной 10 метров, шириной – 1,2 метра и весом в тонну. Транспортная компания выставила неправильную температуру, слишком низкую, и в итоге часть груза поморозили. Примерно по 1,5 метра квадратных мертвой травы в каждом рулоне оказалось.


И как вы из этой ситуации выходили?

Пришлось обратиться в «Русские Газоны», эта наша компания, которая тоже на выращивании травы специализируется, правда не футбольной. Подобрали примерно похожий сорт, сделали заплатки. В итоге нормально все получилось. Еще за пару дней до игры эти места на поле видны были, но потом их уже не отличить было от остального пространства…



Май 2008 года. Газон "Лужников" за несколько дней до финала Лиги Чемпионов


От УЕФА какие-то претензии в связи с этим поступали?

Ни одной, за все время… Не знаю, почему… Может, потому, что они в Мэтте были на сто процентов уверены, а уж сам Мэтт уверенность в том, что все в конце концов будет как надо, просто излучал…



21 мая 2008 года. Москва, Лужники. Церемония открытия финального матча Лиги Чемпионов


А от футболистов? Не помню уже, Терри говорил что-нибудь по поводу поля? Ругал его?



21 мая 2008 года. Москва. Лужники. Финал Лиги Чемпионов. Джон Терри поскальзывается на мокром газоне и мажет мимо ворот в послематчевой серии пенальти. Потом с точки не забьет еще и Николя Анелька


Нет, Терри не ругал. Единственный, кто ругал, ван дер Сар. Мне Мэтт с утра в день игры сказал: вот увидишь, если ван дер Сару сегодня хоть раз забьют, он скажет, что поле – дерьмо. Ну, так он в итоге и сказал.



21 мая 2008 года. Эдвин Ван дер Сар и "Манчестер Юнайтед" - победители Лиги Чемпионов



Что вообще собой представляет такое поле? И сколько оно стоит?

Тогда была применена система американской компании Green Tech ITM: это такие специальные модули, что-то вроде пластиковых горшков, поддонов, и в них – внутренний дренажный слой, нижняя корнеобитаемая зона, верхняя корнеобитаемая зона. На эту подкладку раскатывается сам газон -- в общей сложности 8 тысяч квадратных метров. Именно этим уникальным предложением «Спортмеханика» и смогла заинтересовать «Лужники»: по сути, поле целиком готовилось вне БСА, а потом быстренько, в течении 50-60 часов переместилось на арену. И вуаля -- играем в футбол на натуральном газоне…

Что касается стоимости, то конкретно вот это вот поле в «Лужниках» в ценах 2008 года стоило 80 миллионов рублей.


Свои ощущения непосредственно в день финала вы помните?

Помню, что весь день с самого утра лил дождь, поэтому, конечно, всякого рода опасения сохранялись вплоть до самого начала матча.


Боялись, что дренаж подведет?

Нет, с дренажом-то как раз все в полном порядке было, никаких претензий. Там другая была проблема – разметка никак не хотела сохнуть. Когда игроки уже стали на поле выходить, мы их просили, по возможности, на эти линии не наступать… Правда, они не все нас слушали: помню, некоторые выбегали, и за ними такие следы белые по траве тянулись … А относительно моих собственных ощущений, то да, конечно, было уже после того, как все закончилось, такое прямо очень сильное ощущение, гордость даже можно сказать… Приятно было сознавать, что я участвовал в таком грандиозном проекте, что все удалось… Чувство было такое, что вот, вошел в историю.


В «Спортмеханике» вы после этого еще долго работали?

Совсем чуть-чуть. Они после того финала футболом уже практически не занимались. Тренажерами, хоккейными коробками, а это –не мое. Я уже с таким опытом, какой у меня после Лиги был, только футбольными полями хотел заниматься. Ну, в общем, и занимался: какое-то время участвовал в строительстве полей в частых коттеджных поселках, был у меня и такой проект. И мини-футбольные поля строили, и полноразмерные. И с натуральной травой, и с искусственной. Какие заказывали, такие и строили.


А что, кстати, сейчас с тем лужниковским полем? Оно где-то существует?

Существует. Оно сейчас в Рублево находится, на базе «Строгино», это клуб второй лиги. И я это поле продолжаю обслуживать, я там бываю практически каждый день. Все делаю сам, своими руками – удобрение, полив, аэрация, корирование, подсев, в общем – все… Для меня это и практика, и продолжение самообразования. И потом это просто интересно.



Июль 2014 года. Тренировка футбольного клуба "Строгино" на том самом поле


Сколько у вас это времени занимает?

Когда как. Бывает, приеду, осмотрю поле, пощупаю, и понимаю, что вот именно сегодня с ним ничего делать не надо. Ну, тогда минут сорок. А бывают дни, когда я в Рублево по 6-10 часов провожу и, уходя, понимаю, что на самом деле и половины того не сделал, что на самом деле сделать бы надо. Это ведь только так кажется, что футбольное поле это такая какая-то совсем простая штука: полил его, постриг, а больше ему вроде как ничего и не требуется. На самом деле это не так. Понятно, что у «Строгино» элементарно денег нет на то, чтобы содержать команду гринкиперов, но вот, например, на «Арене Химки», там после каждой игры минимум пять человек в течение 3-5 часов занимаются восстановительными процедурами. Потому, что если этого не делать, поле долго не протянет.


Учитывая финансовые проблемы «Строгино», поле в Рублево в каком сейчас состоянии находится?

В нормальном рабочем состоянии. Совсем недавно, 23 июня, если быть точным, его осмотрел специалист STRI (Институт по изучению спортивных газонов – RMA) Энди Коул, который является независимым представителем ФИФА. Это тоже очень серьезный человек – все те требования к полям, которые перечислены в handbook FIFA, составлены и описаны именно им. И мне, конечно, очень лестно было, что к полю, с которым я работаю, у Энди серьезных претензий не возникло.


Ярославль-2011. Глеб Лицкий с коллегой на финальной игре Кубка России между ЦСКА и "Аланией"


А на предмет чего он его осматривал?

Дело в том, что это – одна из тех площадок, которые Москомспорт, который я сейчас консультирую, предложил ФИФА в качестве тренировочных полей для команд-участниц чемпионата мира. По имеющейся сейчас информации, все предварительные одобрения мы прошли.


Одна из? А еще какие?

Еще предполагается построить три поля в «Лужниках». Непосредственно работы должны начаться в следующем году, чтобы успеть к Кубку Конфедераций, сейчас пока готовится проектная документация. Лужниковские поля с нуля будут строиться, с рублевским вопрос еще не решен: может быть, обойдемся очередной модернизацией. Все от бюджета будет зависеть.


Последний вопрос – об RMA. Давайте просто скажите: что вы о нас думаете?

Я могу так сказать: с одной стороны, то, что я к вам пришел учиться, то, что потом работал на финале Лиги Чемпионов – это все случайность, стечение обстоятельств. Плана у меня такого точно не было, и вообще, я хотел не в футболе работать, а в баскетболе. Но, с другой, я верю в то, что все случайности на самом деле не случайны. Думаю, именно RMA показала мне ту дорогу, по которой я теперь иду.


Петр БРАНТОВ