Истории успеха

21 июня 2016
Владимир Пигунов, ведущий специалист Дирекции спортивных и зрелищных мероприятий Департамента физкультуры и спорта города Москвы

Владимир Пигунов, ведущий специалист Дирекции спортивных и зрелищных мероприятий Департамента физкультуры и спорта города Москвы

«Поступать в RMA мне посоветовала моя знакомая Наталья Лащева, которая тогда училась в одной из первых групп на спортивном факультете. Сказала ту самую фразу, которой я уже поделился: мол, деньги за обучение с тебя попросят не так, чтобы очень большие, зато получишь пропуск туда, куда просто так, с улицы, войти нельзя…
В общем, так и получилось. На первых порах я еще сомневался, учебу совмещал с работой в ADT, но потом, после первых больших стажировок – на той же "Русской Зиме", на чемпионате мира по хоккею, окончательно понял – это мое, хочу этим заниматься»

В интервью сайту RMA выпускник факультета «Менеджмент в игровых видах спорта», ведущий специалист Дирекции спортивных и зрелищных мероприятий Департамента физкультуры и спорта города Москвы Владимир Пигунов рассказывает о программе «Наставник», вспоминает те времена, когда сам был студентом, и приходит к выводу о том, что успеха в профессии спортивного менеджера добивается тот, кто не считает зазорным начинать с самого малого.





Я знаю, что ты сейчас активно включился в работу по запущенной на факультете «Менеджмент в игровых видах спорта» программе «Наставник». Расскажи поподробнее, в чем ее суть?

Суть простая. Она состоит в том, чтобы выпускники факультета, те, кто уже работает в индустрии, занимает в ней более или менее значимые позиции, брали под свою опеку действующих студентов и посредством практики, стажировок на различных спортивных мероприятиях, в организации которых они участвуют, постепенно вводили ребят в курс дела, способствовали их профессиональному росту и, в конечном итоге, в идеале – трудоустройству.

Что очень важно в такого рода стажировках, и это мы специально оговаривали с руководством факультета – участие в них должно быть неформальным, студент, которого я, допустим, или кто-то другой, на такое мероприятие позвал, не должен ощущать себя просто маленьким винтиком, исполнителем каких-то моих или чьих-то еще простейших указаний – поди туда, сделай то, передай это. Нет, он должен иметь свою собственную зону ответственности, он должен понимать, что на этом конкретном участке работы, который ему поручен, от него очень многое зависит, и он, соответственно, за этот участок целиком и полностью отвечает.

Понятно, что не всякий студент сразу сможет таким требованиям соответствовать, тут нужна подготовка, кое-какой уже опыт.


Ты ведь уже по этой схеме работал с конкретным человеком?

Да, я на последнем чемпионате мира по хоккею взял одним из своих помощников Женю Трунина из группы «С-38».


Чем конкретно он у тебя занимался?

В его зоне ответственности, в частности, были контроль за временем выхода команд на раскатку перед матчем и на игру после каждого перерыва, коммуникация с тренерскими штабами, передача через тим-лидеров статистики по действиям команд в каждом из трех периодов, работа с диджеем, с выпускающим редактором, который отвечал за контент, выводимый на медиа-куб, контроль за исполнением рекламных обязательств перед спонсорами. В общем, как-то так. Еще, конечно, что-то было, по мелочи, но это – основное.





И как он, справился?

Он очень хорошо справился, очень здорово себя зарекомендовал. Понравился не только мне, моим коллегам, но и людям из Международной федерации хоккея, из ФХР. Женя – реально очень толковый парень, и мало того, очень ответственный. У него непростой график был, поскольку живет он в Щелково. И вот представь себе, ему нужно было на «ВТБ Арену» к каждому утреннему матчу приезжать за два часа, а освобождался он при этом не раньше двадцати трех ноль-ноль. В общем, довольно напряженно: я, по крайней мере, хорошо себе представляю, что это такое, потому что сам в свое время, еще студентом, с Нахимовского проспекта ездил на стажировку в Мытищи, когда там чемпионат мира 2007 года играли.


А как происходит отбор? Как ты, например, того же Женю выбрал?

Я перед чемпионатом мира запросил и внимательно изучил его резюме. А заприметил его еще раньше – первый раз Женя у меня работал на «Русской Зиме 2016». Помню, он тогда обратил на себя внимание даже в чисто внешнем плане – согласись, по тому, как человек выглядит, как он одевается, держится о нем все-таки довольно многое можно понять. Плюс еще очень хороший английский у него, и так далее. В общем, я в нем не ошибся.

Я сейчас хочу работу с Женей продолжить. У нас в ближайшем будущем в Москве два крупных события будет – в июне чемпионат Европы по гребле на байдарках и каноэ, и потом еще, в июле, женский чемпионат мира по гандболу среди молодежных команд. Я Женю на этот, второй, турнир собираюсь пригласить поработать во дворце «Динамо» в Крылатском, одном из двух залов, где чемпионат будет проводится. И вообще, конечно, в планах у меня его вести уже до конца, до трудоустройства на конкретной нормальной позиции, которой он, безусловно, заслуживает.


Хочу спросить еще вот что, чтобы разговор о стажировках закончить. Вот ты говоришь, что смысл «Наставника» в том, чтобы человек под руководством тебя или кого-то другого из наших выпускников выполнял конкретные функции, довольно серьезные и ответственные. Но у нас ведь есть и много других стажировок, где ребята работают на позициях, скажем так, не ключевых. И мы сейчас в наших группах в соцсетях видим, что некоторые из выпускников по этому поводу настроены скептически: дескать, чему на таких стажировках можно научиться, когда вся работа там – подай-принеси?

Я понял. Ты хочешь спросить, как я к такой точке зрения отношусь?


Ну да.

Я к ней отношусь так, что каждый, конечно, может по любому поводу думать все, что ему хочется. Но – я лично считаю, что ничего зазорного в том, чтобы на первых порах поработать на не ключевых, как ты говоришь, позициях, нет. Я ведь говорил уже, что для участия в стажировках по программе «Наставник» нужен определенный опыт, а где же его взять? Тот же Женя, которого мы столько с тобой сегодня обсуждали, для него стажировка на чемпионате мира, была далеко не первой, и он в других местах и на других позициях занимался и этим самым в том числе – подай-принеси.





И сам я, когда будучи студентом RMA, пришел на свою первую стажировку, на «Русскую Зиму 2007», куда меня взял Демьян Сидоренко, я тоже вовсе не какие-то супер-ответственные должности занимал – брался за любую работу, какую давали. Я не знаю, работал бы я сейчас там, где работаю, и тем, кем работаю, если бы тогда по другому себя вел. Думаю, вряд ли.

Вообще, я считаю, все дело в отношении. Можно к этим стажировкам относится как к такой драгоценной возможности, как к пропуску в абсолютно на самом деле закрытый мир профессионального спорта. Можно, даже работая на самых низовых позициях, постоянно чему-то учится, что-то для себя подсматривать, подмечать, выяснять, обрастать связями профессиональными, знакомствами, в конце концов. А можно вот так вот брюзжать, рассказывать о том, что это, дескать, не твой уровень, а вот дали бы тебе хорошую работу на крутом посту, вот тогда бы ты всем показал…





Я думаю, это очень непродуктивная позиция. Я бы даже сказал, контрпродуктивная. И кроме всего прочего, тем, кто этой позиции придерживается, можно сказать: ну не ходите вы, ребята, на эти стажировки, раз вам так все не нравится. Вас же ведь никто не обманывает, золотых гор не обещает – что там за работа будет, в общих чертах заранее известно.

Давай сейчас немного сменим тему. Расскажи о том, как ты сам пришел в спортивный менеджмент. Насколько я знаю, начинал ты свою профессиональную деятельность совсем в другой области…

Так и есть. Я работал в сфере IT, был техническим директором web-студии ADT. Мы разрабатывали сайты, занимались их поддержкой: нашими клиентами, к примеру, были Porsche Russia. А спорт, футбол в частности – это до определенного момента было просто моим главным увлечением помимо работы. Я, например, очень активно тогда болел за московский «Локомотив»…

А как все-таки получилось так, что увлечение стало профессией?

Ну, как… Решил вот … В какой-то момент показалось, что просто болеть уже неинтересно. Захотелось попробовать себя непосредственно в спортивном менеджменте, сменить род деятельности. У меня знакомая есть, Наталья Лащева, она как раз тогда училась в одной из первых групп на спортивном факультете, в «С-6», если быть точным. Вот она мне и посоветовала в RMA поступать. Сказала ту самую фразу, которой я с тобой уже поделился: мол, деньги за обучение с тебя попросят не так, чтобы очень большие, зато получишь пропуск туда, куда просто так, с улицы, войти нельзя…





В общем, так и получилось. На первых порах я еще сомневался, учебу совмещал с работой в ADT, но потом, после первых больших стажировок – на той же «Русской Зиме», на чемпионате мира по хоккею, окончательно понял – это мое, хочу этим заниматься.


Интересно, а диплом ты какой защищал? На какую тему?

Он у меня получился на стыке интернета со спортом. Назывался так: «Интернет-портал «Запишись в секцию / спортивный клуб» с единой базой данных спортивных секций и клубов Москвы». Там идея была в том, чтобы человек, который хочет заняться спортом, мог в одном месте, на этой вот самой онлайн-площадке, найти всю информацию, которая ему могла бы так или иначе пригодится: начиная с самой записи, продолжая описанием тренировочных методик и заканчивая ремонтом спортивной экипировки, снаряжения и оборудования.


Хорошая идея. Ты ее как-то реализовал?

Нет. Пока лежит мой диплом на полке. Чтобы такой сайт сделать на том уровне, на каком я его придумал, нужны ведь довольно серьезные инвестиции. Хотя со временем, может быть… В общем, надежды когда-нибудь увидеть этот проект воплощенным в жизнь я не теряю.


Итак, ты закончил RMA. Что дальше?

После учебы уволился с прежнего места работы, некоторое время занимался фрилансом, тот же Демьян Сидоренко, который тогда был заместителем гендиректора нашей Дирекции, меня в качестве внештатного сотрудника приглашал на разные проекты, за что я ему очень благодарен. А потом я получил уже конкретное предложение от своих нынешних руководителей – Оксана Яировой и Татьяны Русиной… И вот уже шесть лет скоро, с сентября 2010 года, как я здесь, на этом самом месте.


Твоя должность официально называется «ведущий специалист по организации церемоний и информационному обеспечению Дирекции спортивных и зрелищных мероприятий Департамента физической культуры и спорта города Москвы». Это что значит?

По другому, более коротко меня, наверное, можно назвать «техническим менеджером». Во всяком случае, по функционалу это ближе всего. В мои задачи входит организация и линейное управление всевозможными процессами: контроль за соблюдением регламента, в том числе медийного, визуализация, работа дикторов, музыкальное оформление, и так далее. В этом качестве я работал практически на всех крупных спортивных мероприятиях, которые имели место в Москве в течение последних шести лет.





Вопрос, может быть, нескромный: ты при переходе на нынешнюю работу с прежней в деньгах потерял или приобрел?

Я потерял, причем довольно существенно. У меня на прежней работе была очень хорошая зарплата, которая к тому же выплачивалась в валюте. Но если ты меня хочешь спросить, не жалею ли я о том выборе, я тебе совершенно твердо отвечаю: нет, не жалею. Мне моя работа по прежнему нравится, она мне интересна, я ее результатами удовлетворен, и, кроме того, я на этой работе за те годы, что ей занимаюсь, очень заметно вырос в профессиональном плане.


Вот как раз относительно профессионального роста хотел спросить: ты ведь шесть лет назад пришел в Дирекцию на ту же самую должность, какую и сейчас занимаешь. Так?

Так.


Так в чем же тогда рост?

Ну, так я же говорю именно о профессиональном росте. Не о записях в трудовой книжке, не о том, как моя должность называется, а именно о профессиональном росте. Это ведь разные вещи. На бумаге этого роста не заметно, в реальности – он есть, и очень большой.


За счет чего этот рост обеспечивается?

За счет того, что опыт прибывает. С каждым новым мероприятием, турниром, чемпионатом, ты узнаешь что –то новое, чему-то учишься, становишься более сильным, более разносторонним, разноплановым, более универсальным специалистом.


А есть в твоем послужном списке какие-то такие мероприятия, про которые ты можешь сказать, что они для твоего профессионального развития значили гораздо больше, чем другие?

Есть, конечно. Я думаю, самым значимым в этом смысле был московский чемпионат мира по легкой атлетике 2013 года. Это, если помнишь, было последнее соревнование, которое провели в старых «Лужниках». Сразу после него их на реконструкцию закрыли.





А почему ты именно этот чемпионат так выделяешь?

Ну, смотри: во-первых, сам масштаб – чемпионат мира по легкой атлетике это же треть летней Олимпиады, если по содержанию, по видам смотреть. Потом – функционал. Там он у нас был очень разнообразный: мы плотно взаимодействовали с телевизионщиками, и кроме того отвечали за тайминг, выход спортсменов на презентацию, за флеш-итервью, за видеопродакшн для стадиона, музыкальное оформление, визуализацию, за работу дикторов и в целом соблюдение медийного регламента.

Ну и, наконец, во время того чемпионата мне посчастливилось работать с генеральным секретарем ВФЛА Михаилом Бутовым. Мне довелось сотрудничать и общаться с огромным количеством таких матерых иностранных профи, которые в мире легкой атлетики являются законодателями мод, которые не один такой чемпионат провели, и не одни Олимпийские игры. Например, канадец Пол Харди - директор чемпионата мира со стороны ИААФ. Или немцы Флориан Вебер и Арнд Хайкен - консультанты IAAF по ивент- презентации.

Рядом с такими людьми не вырасти, это я не знаю, кем быть надо.


Беседовал Петр БРАНТОВ