Истории успеха

12 августа 2016
Сергей Бортничек, директор департамента логистики и централизованных сервисов Оргкомитета «Россия 2018»

Сергей Бортничек, директор департамента логистики и централизованных сервисов Оргкомитета «Россия 2018»

«Я пришел учится в бизнес-школу уже в тот период, когда работал в Оргкомитете «Сочи 2014». Просто почувствовал, что мне с моим опытом в логистике элементарно не хватает кругозора в области именно спортивного менеджмента.
Я тогда слабо ориентировался, например, в том, что из себя представляет маркетинг в спорте, как функционируют спонсорские программы, вообще был довольно далек от этой тематики. Учеба в бизнес-школе помогла ликвидировать эти пробелы, понять, как устроены многие важные процессы, и почувствовать дополнительную уверенность в своих силах».

Во время подготовки и проведения последней Зимней Олимпиады Сергей Бортничек был директором по логистике Оргкомитета «Сочи 2014». Сейчас он занимает аналогичную должность в Оргкомитете «Россия 2018». О том, как пришел в спортивную индустрию, о сходстве и различиях задач, стоявших перед ним несколько лет назад и сейчас, а также о своей учебе на факультете «Менеджмент в игровых видах спорта» Сергей рассказал в интервью сайту бизнес-школы RMA.


 



Каким образом вы пришли в индустрию спорта, ведь по первой своей специальности вы от нее были довольно далеки?

Совершенно верно. Образование у меня юридическое, я окончил международно-правовой факультет МГИМО по специальности «таможенное право», и довольно долгое время именно в этой области и работал.

Поначалу занимался организацией таможенных процессов как частью более крупных логистических проектов, , например, при ввозе в страну буровых вышек. Затем переключился на логистику в ритейле – был директором по логистике в одной из компаний холдинга MetroGroup, работал директором по логистике в аптечной сети «36,6».

Ну, а потом поступило предложение от Оргкомитета «Сочи 2014»…


Это сложно – переходить из логистики в ритейле в спортивную логистику? Или особой разницы нет?

Разница есть, и очень существенная. С логистикой в ритейле это, конечно, пересекается, но много и специфики. Тут и разнообразие вовлеченных в проект сторон, и большой объем активностей, и наличие разных, как внутренних, так и внешних клиентских групп с разными сервисами и уровнями сервисов, с разными, не всегда предсказуемыми потребностями.

Если говорить конкретно об Олимпиаде в Сочи, здесь мы одновременно работали и с командами, и с федерациями видов спорта, и с так называемыми членами Олимпийской семьи, с вип-гостями, с представителями медиа, маркетинговыми партнерами, и много с кем еще: разумеется, это все далеко не одно и то же. У каждой из этих групп очень разные требования к логистике, разные запросы, каждая требует особого к себе подхода.

Потом: одно из главных отличий спортивной логистики от работы в ритейле – краткосрочность самого события, ради которого предпринимаются все усилия, и абсолютная невозможность изменения дедлайна. Скажем, если в ритейле я открываю склад и у меня почему-либо возникают проблемы с тем, чтобы уложиться в заданные сроки, то сроки, как правило, можно перенести, трагедией это не станет. В спортивной же логистике подобное недопустимо – здесь сроки не сдвигаемы, весь тайминг расписан за годы до начала события, и должен соблюдаться неукоснительно. Второго шанса вам никто не предоставит – система должна заработать непременно в заранее намеченное время, без раскачки, сразу и в полном объеме.

По этой причине, в частности, в Сочи мы были очень ограничены во времени, которое могли потратить на обучение персонала, при том, что значительная часть его не являлась штатными сотрудниками – на Олимпиаде логистику обеспечивали в общей сложности 850 человек, и 600 из них, в том числе большое количество временного персонала, появилось на объектах лишь в октябре-ноябре 2013 года, то есть совсем незадолго до начала Игр.

Соответственно, быстрое и эффективное обучение персонала, который выходит на работу на непродолжительное время, было одной из важнейших наших задач. Мы осознанно старались упростить внедряемые нами процессы, поскольку на обучение сложным просто не было времени.

Поэтому, например, мы на этапе планирования Главного распределительного центра Игр отказались от использования технологии идентификации принимаемых на хранение товаров с помощью штрихкодов. В ритейле я себе такое представить просто не могу: там идентификация, учет на современном этапе без того же штрихкодирования кажутся абсолютно немыслимыми.


Не все четко себе представляют, что такое работа Департамента логистики на Олимпиаде. Можно коротко перечислить его функции?

Назову основные. Это организация таможенного оформления импортных и экспортных поставок и международной перевозки грузов, планирование и обеспечение Олимпийских объектов мебелью, оборудованием и инвентарем, перевозки спортивного оборудования, корреспонденции и почты между объектами, организация и координация процесса ввоза и вывоза спортивного оружия, перевозка багажа атлетов, складское хранение имущества Оргкомитета и некоторых клиентских групп, управление доступом грузовых служебных транспортных средств и транспортных средств доставки, оказание сервисов непосредственно на объектах, включая обеспечение Олимпийских объектов топливом.

Кроме того, в период подготовки к Олимпиаде мы принимали непосредственное участие в анализе и разработке ключевых стратегических решений, касающихся выбора логистических партнеров, передачи некоторых сервисов на аутсорсинг, применения системы сертификации поставщиков, запуска главного распределительного центра, и многих других аспектов. В том числе – внесения изменений в таможенное законодательство.

Всего по нашей инициативе и при нашем участии было разработано и принято семь новых актов в этой сфере, прежде всего с целью обеспечить ввоз грузов клиентских групп Игр без применения мер нетарифного регулирования, с освобождением от таможенных пошлин и по упрощенной процедуре. Отдельно надо сказать о поправках, упрощающих ввоз и вывоз из страны биатлонного стрелкового оружия и боеприпасов к нему.

Вообще, логистика Олимпиады – это огромные объемы. За все времямы приняли и доставили по месту назначения 250 с лишним тонн багажа, 415 тонн спортивного оборудования, почти 1200 тонн топлива, 256 винтовок и больше тонны патронов к ним. А еще – 45 тысяч стульев, 15 тысяч столов, 8 тысяч кроватей и 6 тысяч шкафов. Это лишь некоторые цифры, которые дают представление о масштабах проделанной работы.


Как я понимаю, ваше назначение на нынешнюю должность в Оргкомитете «Россия 2018» стало следствием именно вашего олимпийского опыта?

Безусловно. Думаю, едва ли мне доверили бы выполнение тех задач, которые перед нами сейчас стоят, если бы у меня не было успешного опыта работы на схожей позиции в сочинском Оргкомитете.


Вопрос опять-таки о специфике: чем логистика чемпионата мира по футболу отличается от олимпийской?

Специфика связана прежде всего с географическим фактором: Олимпиада, как правило, проходит в одном месте, ее объекты расположены более или менее компактно. Что касается чемпионата мира, то вы знаете, что в России его будут принимать 11 городов, 11 разных регионов. Это, конечно, в плане логистики различие, и различие весьма существенное.

Потом – на Олимпиаде нам пришлось работать с представителями очень многих и очень разных видов спорта. Здесь – вид всего один. Эту специфику большого футбольного турнира нам тоже нужно понять, прочувствовать – с этой целью мы недавно посетили Евро во Франции, познакомились с его организацией именно с логистической точки зрения.

Ну, и кроме того, играет свою роль время года, в которое проводятся соревнования. В случае с Сочи это, как известно, была зима, и это создавало определенные проблемы, особенно в горном кластере.

Теперь же нам предстоит работать летом. В общем и целом, если сравнивать сложностьзадач, которые стоят перед нами сейчас с теми, олимпийскими, я думаю, она примерно одинаковая. Может быть, чемпионат мира по футболу в этом плане организовать и провести несколько полегче, но не на много. В любом случае, пока я говорю об этом исключительно в гипотетическом ключе, ведь до чемпионата мира остается еще два года.


Чем конкретно вы занимаетесь сейчас?

Занимаемся главным образом планированием, включая операционное и ресурсное планирование, отбором поставщиков, партнеров. Но есть и операционные задачи, связанные с организацией подготовительных мероприятий, таких, например, как жеребьевки. Предварительная жеребьевка чемпионата мира прошла летом 2015 года в Санкт-Петербурге, жеребьевка Кубка Конфедераций состоится в ноябре 2016 года в Казани, жеребьевка финальной части чемпионата мира – в следующем году в Москве.

Кроме того, как и в случае с Олимпиадой, мы сейчас заняты разработкой и внесением поправок в таможенное законодательство, в этой области тесно взаимодействуем с комиссией Евразийского экономического Союза. Работы очень много, и вся она проходит под жестким контролем представителей ФИФА.


Последний вопрос: как и почему вы оказались в RMA?

Я пришел учится в бизнес-школу уже в тот период, когда работал в Оргкомитете «Сочи 2014». Просто почувствовал, что мне с моим опытом в логистике элементарно не хватает кругозора в области именно спортивного менеджмента.

Я тогда слабо ориентировался, например, в том, что из себя представляет маркетинг в спорте, как функционируют спонсорские программы, вообще был довольно далек от этой тематики. Учеба в бизнес-школе помогла ликвидировать эти пробелы, понять, как устроены многие важные процессы, и почувствовать дополнительную уверенность в своих силах.

Беседовал Петр БРАНТОВ