Истории успеха

02 сентября 2016
Полина Кузеняткина, ведущий специалист отдела маркетинга и связей с общественностью ГМИИ им. А. С. Пушкина

Полина Кузеняткина, ведущий специалист отдела маркетинга и связей с общественностью ГМИИ им. А. С. Пушкина

«Мне понравилось, что лекции проводят действующие специалисты, что есть выездные занятия — это не может быть не интересно. Сам факт возможности задать вопрос напрямую человеку из индустрии очень важен. Были и практические задания: на первом собрании нас распределили на несколько групп и каждой давали задание, например, посетить выставку, сделать обзор арт-ярмарок, написать доклад, решить кейс. Это помогает сразу влиться в работу».

Выпускница факультета »Арт-менеджмент и галерейный бизнес» Полина Кузеняткина закончила обучение в бизнес-школе RMA год назад и сейчас работает ведущим специалистом отдела маркетинга и связей с общественностью ГМИИ им. А. С. Пушкина. Полина рассказала нашему сайту, почему променяла работу в одной из дочерних компаний Газпрома на государственный музей и как музей превращается из «храма искусства» в современный культурный центр.




Если посмотреть на твою биографию — школа при МИД РФ, кафедра международного права в МГИМО (У), ведущий юрисконсульт в ОАО «Газпром космические системы», — то сложно представить, что сейчас ты работаешь в государственном музее. Что произошло, чтобы ты так резко изменила направление карьеры?

Желание пойти в сферу искусства было уже давно, но силы повернуть в сторону своих желаний появились не сразу. После того, как я два года проработала в одном из дочерних предприятий Газпрома, поняла, что эта работа расходится с моими жизненными планами, поэтому параллельно пошла учиться в бизнес-школу RMA.


Подожди, а откуда RMA появилась?

Про RMA нашла в интернете. На факультете «Арт-менеджмент и галерейный бизнес» меня устроила программа, учебный план, список преподавателей, продолжительность обучения, цена.


Я не совсем поняла, откуда, вообще, появилась идея о дополнительном образовании и почему это стал именно арт-менеджмент?

Любовь и интерес к искусству зародился еще в школе на уроках изобразительного искусства, но тогда не думала, что искусством можно заниматься профессионально. Конечно, я знала о существовании музеев и понимала, что в них работают люди, но не представляла, что всё это может оказаться так близко. Когда я задумалась о смене деятельности, поняла, что мне интересно разобраться как всё работает в арт-мире, разложить всё по полочкам. Было интересно посмотреть изнутри, пообщаться с людьми, которые делают все эти музеи и галереи, в которые я ходила.


Как ты начала работать в ГМИИ?

Когда обучение в RMA подходило к концу, я начала искатьработу в индустрии, но, как и везде, всем нужны люди с опытом работы, поэтому я пока оставалась в Gazprom Space Systems. В декабре 2015 года, спустя полгода после выпускного, я пришла на встречу выпускников, где посетовала на отсутствие работы Лизе (Елизавета Факирова, в 2015 году была заместителем руководителя факультета — прим. RMA) и попросила иметь ввиду мое резюме, если появятся какие-нибудь вакансии. Через какое-то время Лиза отправила мое резюме в ГМИИ им. А. С. Пушкина, и меня пригласили на собеседование.



Группа «А-5» на занятии Марины Лошак в ГМИИ им. А. С. Пушкина


Чтобы работать в музее не нужно искусствоведческое образование?

В зависимости от того, чем ты собираешься заниматься. Я изначально хотела идти в отдел маркетинга, поэтому искусствоведческое образование было бы бонусом, но не необходимостью. Достаточно хорошего уровня общего развития и интереса к искусству. К тому же мне помогла первая работа: хоть она и не была связана с искусством, там я поняла общие принципы взаимодействия в крупной компании, да и юридическое образование даёт свои плюсы. Сейчас получаю второе высшее по специальности «реклама и связи с общественностью».


Сколько всего человек занимается продвижением музея в вашем отделе?

В отделе маркетинга и связей с общественностью 14 человек, отдел состоит из сектора пресс-службы и протокола, сектора маркетинга и рекламы, службы «друзья музея» и сектора новых медиа. Каждый месяц у нас большие планерки, где мы обсуждаем кампании и идеи, как продвигать ту или иную выставку, а также как обосновать необходимость такой рекламы другим департаментам музея.


Как ты себе ощущаешь, работая в такой большой государственной структуре?

Чувствую себя частью этого механизма, винтиком, который помогает двигаться, и я это говорю без каких-либо негативных коннотаций, мне нравится быть частью. Классно, что от меня что-то зависит, что к моему мнению прислушиваются. Я полна энергии и желания развиваться в этом же направлении. Да, здесь нужно всё согласовывать со всеми, но здесь нет ничего сложного — это налаженная система.


Недавно прочитала статью о молодых музейных сотрудниках, в ней герои говорили о стене непонимания от знакомых, которые считали, что работа в «пыльном музее» не для молодого человека. Как твои близкие и друзья отнеслись к перемене сферы деятельности?

Близкие посчитали это ребячеством, думали, что я себя позабавлю и вернусь к нормальной, в их понимании, работе. Многие знакомые поначалу был уверены, что я работаю смотрителем и целый день сижу в зале и зорко слежу, чтобы никто ничего не трогал. Но постепенно я всем рассказала, чем занимаюсь, и все приняли мою профессию, поняв, что работа в музее может быть интересной.




Расскажи и нашим читателям, чем ты занимаешься? Вдруг у кого-то еще поменяется представление о работе в музее…

Моя основная работа — размещение наружной рекламы, начиная от заключения договора и заканчивая фотоотчетами расположенных баннеров. Когда я только пришла в музей, я не понимала значения этой работы, но теперь чувствую кайф, когда, гуляя по городу, вижу результаты. Понимаешь, для зрителя — это просто реклама, а я вижу за каждым плакатом всю проделанную работу, понимаю, что она размещена там, где нужно, и в срок, что ее увидят люди и, возможно, придут к нам в музей.

А вообще, я занимаюсь всем по чуть-чуть: помогаю с организацией во время открытий выставок, что-то делаю для пресс-службы.


Кто выбирает, какая картина должна быть на наружной рекламе?

Любое изображение для рекламы проходит процесс согласования непосредственно с Мариной Девовной (Марина Лошак — директор ГМИИ им. А. С. Пушкина, преподаватель факультета «Арт-менеджмент и галерейный бизнес» — прим. RMA) и с кураторами выставки, потом макет согласовываем со спонсором (если есть) и правительством Москвы. Потом, в зависимости от бюджета и масштаба выставки, я предлагаю объем необходимых рекламных объявлений. Например, на выставку «Рафаэля. Поэзия образа. Произведения из галерей Уфицци и других собраний Италии» обязательно нужна наружная реклама в большом объеме, а для продвижения узкоспециализированной выставки можно ограничиться интерент-ресурсами.


Как думаешь, может имеет смысл отказаться от этого вида продвижения, ведь сейчас всё в интернете?

Я так не считаю, контекстную рекламу или информацию в социальных сетях, как правило, видят те, кто хоть немного заинтересован в посещении музеев. Уличная реклама воздействует на всех: если объявление о выставке будет постоянно перед глазами, вероятность желания сходить повышается. Реклама в интернете и на улице нацелена на разные категории посетителей, даже сейчас далеко не все живут в сети. Или, например, туристы: не все специально будут искать выставки в ГМИИ, но увидев анонс выставки Рафаэля, возможно, решат сходить, особенно, если музей будет находиться как раз за спиной. У музея, кстати, долго не получалось разместить рекламу на остановке, которая находится напротив входа в Галерею искусства стран Европы и Америки, мне же это удалось, надеюсь, это способствует повышению доли спонтанного посещения.


Это хорошо, конечно, но со спонтанным посещением ГМИИ возникают сложности, например, огромные очереди, что особенно актуально для громких выставок. Что посоветуешь тем, кто хочет посмотреть выставку, но не может стоять в очереди?

Самый действенный способ — покупать билеты онлайн. Нужно просто купить билет на сайте на определенный сеанс, и в указанное время пройти в музей через служебный подъезд без очереди. Только имейте ввиду, если вы не можете посетить музей в любое время, нужно покупать билеты заранее. Например, на Рафаэля все электронные билеты на выходные сентября уже распроданы.


Сейчас выходит много статей о том, что музеи уходят от формата «храма искусства», в котором можно говорить только шепотом, и становятся культурными центрами, в которых приятно провести время. Я, как зритель, про ГМИИ пока не могу этого сказать, какие действия предпринимаются, чтобы сломать этот стереотип?

Мы идем к большим переменам, но глобально зрителям это будет заметно через несколько лет. Сейчас уже есть много нововведений, которые пусть немного, но меняют посещение музея к лучшему. Сейчас создается Музейный городок — это не просто расширение музея и открытие новых корпусов и хранилищ, это изменение формата музея. Кроме постоянной экспозиции и временных выставок в каждом корпусе будет профильный книжный магазин, свое кафе, лекционные залы, кинотеатр, будут и места, где можно просто отдохнуть и обдумать увиденное, летом в пространстве парков будут проходить концерты, фестивали.

Все это делается, чтобы поменять отношение людей к музею, как к месту, куда нужно отстоять очередь, потому что так надо, посмотреть на картину, не понять ничего о ней, но поставить себе мысленную «галочку». Мы хотим, чтобы люди с радостью ходили к нам и получали удовольствие от посещения.



Акция «Фотографируем вместе»


Какие составляющие необходимы для идеального музея?

В первую очередь — руководитель, который знает, что нужно музею и умеет отстаивать интересы музея и своих сотрудников. Марина Девовна в этом смысле идеальный директор, она знает, что происходит вокруг, у нее есть видение, как должен развиваться музей, и очень важно, что она умеет донести эту идею и до государства, и до своих сотрудников, и до сообщества, и до посетителей.

И конечно, в музее должно всегда что-то происходить, помимо выставок должны быть разные мероприятия, лекции, вернисажи, интересные спикеры. Музей с «пыльным», как ты говорила, искусством, которое висит там десятилетиями, никому не нужен и не привлечет внимания. Музей должен жить.

Ещё нужно искать новые форматы. Например, мы летом провели акцию «Фотографируем вместе» — мы предлагали посетителям фотографироваться в позе героя любимого произведения, повторив его жесты и мимику, или воспроизвести сцены из картин.


Как такие акции воспринимаются другими сотрудниками музея? Вероятно, не все считают, что делать селфи на фоне картины — это классно.

Почти все относятся с пониманием, ведь это хороший способ заинтересовать новые группы посетителей, молодежь, например. Запретами любовь к искусству не привьешь. Еще из недавних акций: кто-то разрисовал краской из баллончика стены музея, так мы опубликовали в Facebook приглашение посетить музей бесплатно и получили много позитивных откликов от подписчиков.


Хулиганы пришли?

Нет, видимо подумали, что мы хотим привлечь к ответственности.


В свободное от работы время посещаешь другие музеи?

Не сказать, что очень часто, но стараюсь по возможности. Например, очень понравилась выставка «Тайны старых картин» в Третьяковской галерее, в ближайшее время планирую пойти на Айвазовского — это хорошо выстроенный проект, который стоит увидеть. Но, если честно, не всегда хочется посвящать все свободное время искусству. Я бы не сказала, что это перегорание или перенасыщение, просто есть желание изучать и другие сферы.


И напоследок — что можешь сказать об обучении в RMA?

Эти знания помогают углубиться и разобраться в индустрии, расширить кругозор. Я когда пришла учиться думала, что знаю очень много, а оказалось, что на первых лекциях многого не понимала.

Мне понравилось, что лекции проводят действующие специалисты, что есть выездные занятия — это не может быть не интересно. Сам факт возможности задать вопрос напрямую человеку из индустрии очень важен. Были и практические задания: на первом собрании нас распределили на несколько групп и каждой давали задание, например, посетить выставку, сделать обзор арт-ярмарок, написать доклад, решить кейс. Это помогает сразу влиться в работу.

Классно, что это все-таки курс обучения, а не набор мастер-классов. Кроме лекций практиков и выездных занятий, нам давали основы менеджмента, юридические и финансовые аспекты бизнеса и даже психологию.


Спасибо за интервью и удачи в работе!


Дарья ХАУСТОВА