Новости
14 февраля 2014

«Вы должны быть любопытны и ни черта не бояться»

Для студентов группы «А-3» факультета «Арт-менеджмент игалерейный бизнес» прочитал лекцию арт-директор и совладелец галереи «Триумф» Дмитрий Ханкин. Только вот это точно была не лекция, не мастер-класс и даже не творческая встреча. Выступление Дмитрия скорее можно назвать моноспектаклем в декорациях выставки «Пересечения» Андрея Гордасевича, в полумраке, под монотонный шум из динамиков. Или, если быть ближе к современному искусству, можно сказать, что Дмитрий показал перформанс, основные моменты которого я постараюсь описать.


 


Часть первая. Мир жесток.

«Я не знаю, что подвигло вас к решению заниматься арт-менеджментом и, возможно, вы сами до конца этого не понимаете. Просто мне кажется, что в здравом уме и твердой памяти взрослый человек никогда не станет делать то, что делаю я. Честно, человек, который стремится влезть в это, заслуживает лучшей доли и его нужно отговорить. Поэтому я расскажу о том, что вас ждет в реальности, если вы действительно хотите стать частью этого.

А в реальности – это жизнь в постоянном ожидании окончательного кирдыка, это существование не в рынке, а вопреки рынку: никакие законы здесь не работают, прогнозирование неверно, в этом мире все крайне нестабильно. Чистой воды прекаритет.

Кто из вас сталкивался со словом прекаритет? Никто? А между тем прекаритет – это одно из основных понятий трудовой деятельности сегодняшнего дня, и означает «нестабильные заработки», «нестабильная занятость». Весь творческий труд является трудом прекаритетным, и вы должны понимать, что никто не гарантирует вам больших денег и даже прожиточного минимума. Мир жесток и вас никто в нем не ждет.

Впрочем, так или иначе, вы это выбрали, и мы оказались в одной клетке. А выбраться из нее так же сложно, как и забраться. Значит те, кто живет в ней давно, должны, по крайней мере, снабдить вас точным знанием о том, во что вы вляпались, пояснить, что вас ждет и что вас не ждет никогда. Так что давайте поговорим о странностях ремесла, о подходах к делу и о производстве как основном двигателе».


Часть вторая. Путь камикадзе.

«Галерея «Триумф» – одна из трех или четырех оставшихся в живых галерей. Мы остались, потому что мы упорнее других. Это чистое упрямство, оно не логично и малопонятно окружающим. Просто мы из тех людей, которые не знают слова «назад», отступление – это тактический прием, которому нас не обучили. Мы заточены на движение вперед любой ценой, и потери никого не интересуют. Я характеризую такой подход как «путь камикадзе» - такой способ мной уважаем, но ему тяжело следовать.

Знаете, всегда приятно осознавать, чем ты занимаешься. Мы, занимались старыми мастерами, русской школой и модерном, но пришли к выводу, что нам интереснее contemporary art, именно потому, что мы любили производить искусство.

Вы, придя в этот бизнес, должны твердо знать, кто такая Барбара Глэдстоун, владелица Gladstone Gallery, которая сделала одного из самых известных современных американских художников Мэттью Барни. Барбара Глэдстоун – это образ галериста-продюсера. И именно она наша путеводная звезда, поэтому мы так неуспешны как коммерсанты, но очень успешны как продюсеры. За последние семь лет триумф сделал 181 выставку, из них 30 в музеях, из них 12 в музеях класса А. Кстати, в Москве всего три музея класса А: Третьяковская галерея, ГМИИ им. А.С. Пушкина, библиотека имени Ленина.

«Триумф» в настоящий момент делает 38 выставок в год, каждые 10 дней мы что-то открываем. Чтобы делать то, что мы делаем,  «Триумф» содержит две команды: внутреннюю, где работают арт-менеджеры, и производственную, которая производит проект за проектом исключительно для нашей галереи. Мы предпочитаем все делать самостоятельно».


 


Часть третья. Прошлого не существует.

«Мы всегда были вполне успешными арт-дилерами, и так сложилось, что в определенный момент качество искусства, которым мы торговали, уже не позволяло доставать его из грязного мешка и показывать, нужно было уважать то, чем мы занимались. Нужны были другие подходы. Так родилась галерея: сначала как пространство на Новокузнецкой, потом как концепция.

Я не стану вдаваться в подробности рыночной истории Триумфа, потому что это история классического поражения, история неоправданных надежд, неправильных расчетов и несбывшихся прогнозов.

Когда в 2006 году мы вплотную начали этим заниматься, мы продавали современного искусства на 200-300 тысяч долларов в месяц, не напрягаясь. Когда в конце 2006 года мы умудрились первыми привезти в Россию Дэмьена Херста, нам казалось, что мы схватили бога за бороду. В 2007 году мы сделали братьев Чепмен, Боба Уилсона, Трейси Эмин, Тима Нобла и Сью Вебстера и думали, что так будет продолжаться вечно. Галерея находилась на Новокузнецкой, два автоматчика на входе, шампанское Dom Perignon лилось рекой – самая жирная галерея города.

Если бы сейчас мне предложили вернуться в то время, я бы все сделал по-другому: не пил бы я никакого шампанского. Да, я бы показывал то, что я показывал, но не на своей площадке. Я бы очень бережно относился к собственной репутации. О нас сложилось мнение как о реальных выскочках и дураках, потому что только дурак жжет деньги в печке. Но прошлого не существует, а то, что существует, нельзя вернуть.

Пришел 2009 год и лавка закрылась. Вообще что-либо перестало продаваться. Совсем. А приходилось поддерживать выросшую в хорошие времена огромную инфраструктуру. Это как в бодибилдинге: если ты раскачался на стероидах больше чем нужно, чтобы поддерживать вид, нужно очень сильно упираться и продолжать жрать химию, что непременно приведет к инфаркту.

Чтобы выжить у нас было два пути, либо уйти из этого бизнеса, либо двигаться вперед по наитию, полагаясь на собственное везение».


Часть четвертая. Риск – благозвучное слово.

«Мы стали совершенно другими. Мы принесли в этот дело правила игры из бизнеса 90-х. Мы стали играть на жизнь, и постепенно отыгрывать то, что казалось уже безвозвратно потерянным. Чем выше ставки, тем интересней играется. «Риск» – благозвучное слово. Причем рисковать только деньгами – это мелко и банально. Рисковать надо всем.

Мы сильно рискнули и остались, хотя по всем экономическим законам должны были провалиться. Что нам помогло? Пожалуй, то, что мы сконцентрировались на производстве. Мы единственная галерея в стране, которая содержит свой продакшн. Производство искусства есть дело нашей жизни, с ним производятся новые смыслы, своя история.

Мы стали галереей для художника. Совет на будущее: ваше эго должно быть маленьким. Кем бы вы себя не ощущали, как бы не хотели быть великими или примазаться к великим, вы должны быть маленькими, чтобы ваше эго, как галеристов, не застило эго вашего художника. Дайте ему раскрыться.

«Триумф» содержит большой экспозиционный аппарат – это люди, которые делают выставки. Нет технологий, с которыми бы мы не работали, нет материалов, которые бы мы не применяли. Наш продакшн отлично разбирается во взрывном оксидировании металлов с солями тяжелых металлов, которое дает очень интересный цвет; в аргонной сварке и в сварке того, что вообще не сваривается; в композитных материалах; в том, как варится армирование стекло; в технологическом процессе по обработке тяжелых пластиков. Мы помешены на химии, красителях, железе, и отлично понимаем, что любой материал может быть полезен. Продакшн «Триумфа» имеет 40 проектов, для сравнения: Московский музей современного искусства – 8, Гараж - 12

Знаете зачем мы все это делаем? Потому что это кайф».


Часть пятая. Пять ипостасей.

«Приходя в этот бизнес, вы должны понимать, что особого выбора у вас нет. У начинающих арт-менеджеров есть всего несколько ипостасей.

  1. Вы можете оказаться в роли моих унтер-офицеров, или рядовых сотрудников любой другой галереи. Они не поднимают головы, делают все, что скажут, и их вообще не жалко, это пушечное мясо, и вы придете работать именно ими, мальчиками-девочками на побегушках. У моих унтеров даже нет достаточного стимула – морковка, подвешенная у их носа, такая ничтожная, я бы за ней не побежал. Впрочем, я знаю, что их тут держит – fun. В «Триумфе» страшно, но очень весело. В других галереях не страшно, но скучно.
  2. Вы можете стать офисным планктоном в институции, и также подносить нужные вещи в нужный момент тем, кто там уже работает.
  3. Если вам ваша жизнь вообще не дорога, вы можете на все плюнуть и пойти работать в государственный музей.
  4. Вы можете попасть к коллекционеру, разбираться с его коллекцией и быть его личным арт-менеджером. Рулить процессом и постоянно ездить между аукционами и галереями, покупать и перепродавать произведения, встречаться с людьми, договариваться о сделках. Хорошо? Возможно, но даже с самыми продвинутыми и интересными работодателями, это «no fun».
  5. Можно быть арт-менеджером при художнике. Но как вы будете пристраивать работы художника в музеи и договариваться о выставках, уже никого не интересует. Да и завоете с тоски через три года. Потому что сосредоточиться на одном художнике – это чертовски скучно. Сложно быть моногамным в полигамном мире.

Пять ипостасей и везде пригодится интеллект, опыт, общий кругозор. И, безусловно, важна интуиция – «чуйка» – это своего рода соединительная ткань между сухой теорией и опытом. Восприятие нужно воспитывать, это главный инструмент арт-менеджмента. Глубокие ассоциативные ряды, общая культура – это то, что нам очень помогает. Вы должны быть способны вести разговор с кураторами и художниками на одном языке, дать твердую уверенность в том, что они поняты».


 


Часть шестая. Свой-чужой.

«Как думаете, что человеку портит жизнь больше всего? Лень? Не любовь к себе? Нет, это все производные. В моей системе координат жизнь и карму большего всего портят страх и нелюбопытство. Все плохое – производное от страха, в том числе прокрастинация – откладывание на завтра, на конец февраля, на следующий год то, что можно и нужно сделать, узнать, прочитать сегодня.

Жизнь происходит только здесь и сейчас, нет ни прошлого, ни будущего.

Вы должны быть любопытны и ни черта не бояться. Возможности для образования в современном мире и в этом городе огромны. Вы должны много читать, постоянно развиваться, быть везде и всегда, посещать выставки, открытия, ходить на лекции и встречи. Так возникает профессиональный круг. Именно так перед глазами возникает круг людей, которых вы опознаете.

Теперь каждого из вас я, возможно, опознаю, и вы точно опознаете меня. Вас для этого водят к нам, чтобы вы настроили генератор частот «свой-чужой». Ваша задача за время обучения не сводится к набору знаний, хотя это, безусловно, полезно, ваша задача – стать своими в этом мире, и тогда у вас появится возможность закрепиться».


Дарья ХАУСТОВА

Все новости >