Новости
03 июня 2011

Лекция генерального директора Universal Music Russia для слушателей RMA (ВИДЕО)

Загрузка плеера

В минувшую пятницу лекцию для слушателей программы «Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений» RMA прочитал генеральный директор компании Universal Music Russia Дмитрий Коннов. Предлагаем вашему вниманию избранные места из его выступления.

Дмитрий Коннов о закате эры физических носителей и заработках Universal Music Russia: «В прошлом году в структуре доходов компании продажа музыки на физических носителях составляла 35 процентов. Остальное приносила цифровая дистрибуция и продажа принадлежащих нам прав – например, желающим использовать тот или иной трек в рекламе. В следующем году мы прогнозируем сокращение доли продаж физических носителей до 25 процентов, к 2013 году она упадет еще ниже – до десяти.

Полное свертывание этого сегмента – исключительно дело времени. Дедушка умрет, как только родственники договорятся о разделе наследства, его отключат от аппарата искусственного дыхания. Если давать конкретный прогноз, то я считаю, что окончательно компакт-диски исчезнут после того, как постепенно уйдут из жизни люди, родившиеся до 80-го года.

Разумеется, и после этого CD будут производится, но совсем ограниченно – для коллекционеров, аудиофилов, людей, которые очень большое внимание уделяют качеству звука, которым нравится покрутить пластинку в руках, полистать буклет, почитать, посмотреть фотографии. Но – никакой массовости, даже намека на нее в этом уже не будет. И ничего страшного. Вот умерли же в свое время пейджеры. И мы о них сильно не грустим».

О новых условиях работы и новых артистах Universal Russia: «Раньше в очень значительной степени деятельность нашей компании заключалась в продвижении на территории России иностранного контента. И вот теперь мы решили несколько скорректировать этот подход, повернуться, так сказать, лицом к местной публике. В ближайшие два месяца наш каталог пополниться сразу двумя отечественными артистами. Я пока не буду назвать их имен, но речь, конечно, идет не о Стасе Михайлове и не о Елене Ваенге. Могу также сказать, что у обоих этих артистов очень интересная прокатная история и именно этим во многом наш интерес к ним и обусловлен.

Тенденция на рынке такова, что все большее значение начинает приобретать прямой контакт артиста с аудиторией. Проще говоря, концерты. Основные деньги музыканты сейчас зарабатывают именно на живых выступлениях: в России-то это всегда было так, из-за сильно развитого пиратства, а сейчас, в том числе и благодаря краху рынка физических носителей, это уже общемировой тренд. Я уверен, что лет через десять мейджоры, которые сейчас контролируют права на записи, будут контролировать рынок живых выступлений, а точнее сказать – живых эмоций, которые нигде ни скачать, ни каким-либо другим способом получить нельзя.

Уже сейчас лейблы сплошь и рядом заключают с артистами договоры не только на запись и маркетинговое продвижение альбомов, но и на все остальное – начиная от юридического обслуживания и заканчивая организацией концертов: это так называемые «договоры по схеме 360 градусов».

У нас такие договоры тоже существуют. Уже несколько мы по этой схеме сотрудничаем с Ромой Кенга. Это удачный, прибыльный проект. Но и с ним есть проблемы: связаны они с тем, что Ромина музыка, она представляет собой нечто среднее между мейнстримом и нишей. И многое из того, что им написано, в принципе гораздо интереснее, гораздо шире формата «Европы Плюс», на которой некоторые его песни ротируются. Как-то искусственно упрощать материал, намеренно подгонять его под требования формата – этого мы, разумеется, от него требовать не будем. Но вместе думать о том, как развивать проект дальше нам необходимо».

О нишевой музыке и вложениях в артистов: «Мы в свое время работали с ней довольно плотно. Джаз, этника, лаунж… Но в конце концов поняли, что почти все наши усилия в этом направлении способствуют лишь увеличению трафика на сайтах типа zaycev.net. Потому, что нишевая музыка, она по определению своему не может иметь широкой популярности, она потому и нишевая, что это – не мейнстрим. Если ваш артист играет, условно говоря, готик–рок, это просто замечательно. Только не надо в таком случае думать, что его известность может превзойти известность Димы Билана. И при этом надо помнить, что только в маркетинг пластинки для того, чтобы он был качественным, сейчас нужно вложить от 50 до 100 тысяч евро. А отпускная цена диска – 30 рублей. Это ж сколько нужно их продать, чтобы отбить затраты, я уж не говорю – заработать? При том, что ситуацию с продажами физических носителей мы только что обсудили.

В общем, на мой взгляд, подписывать сейчас нишевых музыкантов имеет смысл только в том случае, если у них есть та самая прокатная история. То есть если они способны выступать с живыми концертами и, что самое главное, готовы к тому, чтобы делать это много и часто.

А вообще вы должны иметь в виду – и это относится уже не только к нишевой музыке, но вообще ко всякой – что большая часть артистов, имеющих контракты со звукозаписывающими компаниями, для этих компаний абсолютно убыточны. Пропорция примерно такая: из десяти исполнителей или групп шесть никогда не окупят сделанных в них вложений. Еще двое, вероятно, выйдут в ноль. И лишь двое принесут такую прибыль, которая оправдает не только те деньги, которые были потрачены на них, но и покроют убытки, принесенные другими».

О национальных музыкальных пристрастиях: «Правда заключается в том, что во всех странах мира подавляющее большинство тех, кто слушает поп-музыку, предпочитает слушать ее на родном языке: это данность. С точки зрения человека, наделенного вкусом, большая часть этой музыки абсолютно чудовищна: например, испанское музыкальное радио и испанское MTV – все эти местные рэперы, эти клипы, за 7 тысяч евро снятые на домашнюю камеру, это, скажу я вам, похлеще, чем группа «Комбинация» образца 1989 года. Но вот – испанцам нравится, и никто их с этого не собьет.

То же самая ситуация наблюдается и у нас. Начав петь, например, на английском, вы сразу сужаете свою потенциальную аудиторию, уходите в нишевую историю. Здесь вас никто не понимает, а там, если вы вдруг думаете о том, чтобы покорить Америку, вы вступаете в конкуренцию абсолютно со всеми, и ваши шансы на то, чтобы в этой конкуренции победить абсолютно ничтожны. Во-первых потому, что русских артистов там по определению никто не ждет. И во-вторых потому, что ни один лейбл даже пытаться не станет продвигать русского за границей прежде, чем он добьется сколько-нибудь заметного успеха на родине, при том, что добиться его с англоязычным репертуаром, как я уже сказал, практически невозможно.

Словом, если вас привлекает именно широкая популярность, то я посоветовал бы вам играть русскоязычную музыку и продвигать русскоязычных артистов, не заглядываться на Billboard, а присматриваться попристальнее к Tophit».

О бизнесе, искусстве и моде: «Вся современная индустрия звукозаписи находится в диапазоне между, условно говоря, Анной Нетребко и Джастином Бибером. Тот есть между чистой коммерцией и коммерцией, базирующейся на подлинном таланте, на настоящем искусстве. Нетребко, кто бы что про нее не говорил, это именно талант, и это именно искусство: при том, что она в Австрии продала пластинок больше, чем Мадонна. А Джастин Бибер… Вспомнит ли о нем кто-то лет через десять?

Я лично в этом сильно сомневаюсь. Хотя в принципе прогнозировать, какая музыка будет популярна и востребована в будущем, это занятие, во-первых, неблагодарное, а во-вторых, никому не нужное. Моду определяют сами музыканты, продюсеры, слушатели. Вот кто, например, в 1994 году мог предположить, что Ace Of Base не будут забыты, и их спустя почти двадцать лет станет «цитировать» не кто-нибудь, а сама Lady Gaga. Да тогда и о Lady Gaga-то никто ничего не знал».

О роли менеджмента: «Менеджер – движущая сила, без которой невозможен успех артиста, каким бы талантливым он не был. Леннон и Маккартни сами не ходили по звукозаписывающим компаниям и радиостанциям. И Курт Кобейн не ходил. За них это делали менеджеры, люди, которым нравилась их музыка, которые ее искренно любили и умели убедить того, кого требовалось, в том, что эта музыка действительно хороша. Популярный артист без менеджера просто немыслим. За любой историей успеха всегда стоит менеджер. И наоборот: очень часто упадок, утрата артистом популярности связаны с его расставанием с менеджером, который помог ему пробиться наверх. Впрочем, менеджер может сыграть в судьбе артиста и отрицательную роль. Помню, как в свое время мы прослушивали демо Алексея Воробьева. Нормальная такая была песня, хороший вокал, я бы даже сказал – харизматичный. Мы все это одобрили, попросили сделать гитарную аранжировку, собирались запись в ротацию давать.

А в итоге через три месяца получаем фактически другую вещь – не в той аранжировке, с каким-то сладкоголосым пением, куда только вся харизма подевалась? А произошло это, как я понял, потому, что Алексей сам про себя определенного мнения не имеет. Он то рокер, то рэпер, то герой-любовник, то разбитое сердце. Он молодой парень, и люди в таком возрасте, как правило, либо кого-то одного слушают, либо вообще никого. А у него другая особенность: он всех слушает, и следует в итоге не самым лучшим советам.

Отсюда – вывод: если вы подписываете артиста, менеджмент у него должен быть ваш».

Читайте также:

«Попробуйте перевести на английский Земфиру» (лекция Дмитрия Коннова для слушателей программы «Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений», ноябрь 2008 года)

Издающий звуки (лекция Дмитрия Коннова для слушателей программы «Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений», апрель 2007 года)

Двигаться дальше (Видео) (материал о круглом столе «Продвижение российских артистов на Западе», одним из участников которого был Дмитрий Коннов, февраль 2011 года)

Все новости >