Новости
23 ноября 2016

Лекция «Организация концертов зарубежных артистов» (ВИДЕО)

В среду, 23 ноября, в учебном центре RMA на ArtPlay (улица Нижняя Сыромятническая, дом 10 строение 12) пройдет лекция учредителя и промоутера концертного агентства Caviar Lounge Ирины Щербаковой для студентов программы «Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений». Тема: «Работа Booking-агентств. Организация концертов зарубежных артистов». Специальным гостем во время лекции будет руководитель музыкальных проектов Jagermeister Indie Awards и Jagermeister Vibes Артем Антонов, который расскажет о фестивальном менеджменте. Начало занятия в 19.00. Аудитория: Arp. Приглашаются учащиеся группы «ШБ-34». При подготовке рекомендуем ознакомиться с отчетом о лекции, которую в 2008 году слушателям RMA прочитал известный промоутер и владелец агентства Charmenko Ник Хоббс, в соавторстве с которым Ирина написала книгу «Как стать успешным промоутером. Концертный бизнес в России».



«Никогда не работайте с артистами, которых вы не видели живьем»

В московском центре современного искусства «Винзавод» прошел мастер-класс легендарного концертного промоутера Ника Хоббса для студентов и преподавателей факультета «Менеджмент в музыкальной индустрии» Государственного университета управления. Мистер Хоббс прибыл в российскую столицу в связи с участием некоторых его артистов в ежегодном фестивале «Пикник Афиша», а его встреча с российскими коллегами по бизнесу была организована при непосредственном участии специалистов компании RMA, давнего партнера ГУУ по развитию различных образовательных программ. Ниже мы приводим наиболее интересные фрагменты выступления Ника Хоббса, посвященного самым различным аспектам промоутерской деятельности.

Справка: Ник Хоббс (Nick Hobbs) — промоутер, музыкальный менеджер. Владелец музыкального агентства Charmenko, а также нескольких букинговых контор, зарегистрированных на территории Италии, Чехии и Турции. Профессиональную деятельность начал в 1984 году в качестве концертного агента компании Rough Trade Booking. На заре карьеры принмал участие в организации концертов The Smiths, New Order, Rip Rig & Panic, James Blood Ulmer, Sun Ra, Pigbag, The Raincoats, Fela Kuti. Позднее работал с U2, Weather Report, Лу Ридом и многими другими. После падения «железного занавеса» основал музыкальное агентство Charmenco и сосредоточился на организации концертов звезд поп — музыки в странах Восточной Европы. В настоящее время компания Ника Хоббса является одним из крупнейших мировых концертных агентств и на равных конкурирует с такими гигантами индустрии как Live Nation. В сфере профессиональных интересов Ника фигурируют в основном альтернативные исполнители и группы, однако среди клиентов Charmenco есть представители и попсового мэйн — стрима (Вlack Eyed Peas), и традиционного рока (Deep Purple, Sex Pistols) и даже джаза (Чик Кореа и Джон МакЛафлин). В России постоянными партнерами Сharmenco являлись и являются концертные площадки «16 тонн», «Точка», ДК МАИ, ДК имени Горбунова, «Б1 — Maximum», «Б2» и «Лужники». Артисты игруппы, имеющие договорные отношения с компанией Ника Хоббса выступают на таких популярных музыкальных фестивалях как EXIT и «Пикник Афиша».


Ник Хоббс о специфике работы западных концертных агентств в России и Восточной Европе: «Специфика эта обусловлена главным образом высоким уровнем аудио и видео — пиратства, до сих пор сохраняющимся в России и странах Восточной Европы. На западе начинающие артисты играют концерты с целью засветиться на публике, получить известность, пусть поначалу и локальную, и заключить контракт с рекорд — лейблом. Что же до уже состоявшихся звезд, то подавляющее их большинство играют отдельные концерты и проводят гастрольные туры в поддержку вновь выходящих альбомов и основной заработок до сих пор имеют именно с продаж пластинок.

В России и большинстве стран Восточной Европы ситуация прямо противоположная. Продвигать здесь свои новые творения западным командам абсолютно невыгодно — уровень легальных продаж CD и DVD тут до сих пор очень низок. Соответственно, здешняя аудитория мало интересует западных музыкантов и их агентов в качестве потенциальных покупателей дисков. В России и страны Восточной Европы они едут только с одной целью — получить как можно больший гонорар за выступление. Речь при этом, как правило, идет об одном, максимум двух концертах — скажем, в Москве и Санкт-Петербурге.



Выступать за пределами двух российских столиц, не говоря уж о том, чтобы отыграть полноценный российский тур, до сих пор отваживались очень немногие иностранные исполнители, такие, например, как Scorpions, Deep Purple или, скажем, Nazareth: в Западной Европе и США эти команды давно уже утратили статус суперзвезд, но в России, где они популярны исторически, их до сих пор ждет гарантированно теплый прием практически во всех городах-миллионниках.



Остальные западные артисты позволить себе такие гастроли либо не могут, либо не хотят. Сложности с визовым режимом, обусловленные тем, что Россия не является членом ЕЭС. Огромные расстояния между местами предполагаемых выступлений: перевозить по таким маршрутам многотонную концертную аппаратуру самолетами слишком дорого, а наземным транспортом да еще и по российским дорогам — слишком долго. Несоответствие уровня большинства провинциальных концертных площадок и провинциальных же гостиниц запросам даже среднестатистического европейца, не говоря уже об избалованных поп и рок-звездах. Все это делает организацию масштабных гастролей западных артистов практически невозможной.

Несколько слов я хочу сказать и о разнице в отношении организации концертов на Западе и в Восточной Европе со стороны звукозаписывающих компаний. Там представители крупнейших рекорд-лейблов уже начинают понимать, что «живой рынок» не менее, а может быть и более перспективен, чем продажи записей, которыми они занимались исторически, и, соответственно, осуществляют инвестиции в организацию концертов «своих» артистов. Здесь же, на Востоке, эта схема пока не работает. Промоутеры, везущие подписанные на мейджорах группы в страны бывшего социалистического лагеря, не могут рассчитывать не только на серьезное спонсорство со стороны этих самых мейджоров. Они не могут рассчитывать даже на то, что мейджоры покроют расходы на билеты, бесплатно раздаваемые приглашенным на концерты журналистам: между тем, на Западе это абсолютно общеупотребительная практика.

Объяснение такой разнице в подходах кроется все в том же пиратстве: рекорд-лейблам не интересно, чтобы российская или, допустим, сербская пресса писала о музыке, доходы от продажи которой все равно достанутся не им. Вообще, всех, кто планирует связать свою жизнь с промоутерской деятельностью, я хотел бы предостеречь от заблуждения, что деятельность эта является неким золотым дном и добиться успеха на этом поприще легко и просто. Все обстоит ровным счетом наоборот: работа концертного промоутера связана с огромным количеством рисков, в том числе и, пожалуй, даже прежде всего финансовых, и проистекает в постоянном стрессе. Представители тех же рекорд-лейблов в этом смысле чувствуют себя куда более комфортно: они заключают с артистом договор на несколько пластинок и даже если не «выстрелила» первая, у них всегда есть надежда на успех следующей записи.

У промоутера такой надежды нет. Если он провалит организацию одного концерта, одного тура, то следующий концерт и следующий тур артист, которого он еще вчера считал «своим», будет работать уже с другим промоутером. Сейчас, правда, ситуация несколько меняется: вы, наверное, читали про то, что одно из крупнейших мировых концертных агентств заключило длительный контракт с Мадонной (по условиям договора, подписанного в прошлом году между Мадонной и компанией Live Nation сроком на 10 лет, агентство в течение этого времени обязуется оказывать певице полный пакет услуг — от организации концертов и записи альбомов до изготовления ее сувенирной продукции — RMA), но пока это лишь исключение из правил».


Ник Хоббс об основных этапах организации концерта: «Команда организаторов концерта зависит от уровня мероприятия. Если речь идет о небольшом клубном выступлении не слишком известной команды, промоутер может решить все вопросы в одиночку.



Но если речь идет об организации выступления, например, Rammstein, то здесь необходимы по крайней мере 10, а то и 15 сотрудников. Сам промоутер, исполнительный директор, ответственный за переписку с агентами артистов, продакшн менеджер, менеджер по рекламе, менеджер, ведающий бытовыми вопросами, размещением, питанием прибывающей группы и сопровождающих ее лиц. Плюс сотрудники, отвечающие за билетную политику, обеспечение мер безопасности и так далее. Будут ли это постоянные сотрудники или фрилансеры, каждый промоутер должен определить самостоятельно.

С одной стороны, очень удобно иметь свой собственный офис и постоянных, проверенных сотрудников. С другой, постоянным сотрудникам нужно выплачивать постоянную зарплату, а ведь даже такое крупное концертное агентство как TCI организует большие концерты относительно нечасто. Таким образом, преимущество собираемой под каждый конкретный концерт команды фрилансеров состоит в том, что они, хоть и стоят дороже штатных сотрудников, но платить им приходится только в период реализации каждого конкретного проекта. Теперь непосредственно об основных этапах работы по организации концерта.

Этап первый — подготовительный. Допустим, я располагаю информацией о будущем, еще очень далеком гастрольном туре Radiohead, и о том, что теоретически они не против сыграть концерт в Москве. Тогда я начинаю переговоры со своими московскими партнерами, хозяевами концертных площадок , которые, опять же теоретически, могли бы этот концерт принять. Обращаюсь, например, в «Б — 1 Maximum» и выясняю, что они и рады бы видеть у себя Radiohead, но гонорара, которого обычно требует эта группа, им не потянуть в силу того, что покрыть этот расход за счет продажи билетов, не говоря о том, чтобы что — то заработать самим, у них не получится — не позволит вместимость зала.



Тогда я продолжаю переговоры и выясняю, что один из моих партнеров, назовем его Эдуардом, готов содействовать проведению концерта в гораздо более вместительном «Олимпийском» и обещает привлечь к его организации 500 тысяч спонсорских евро, из которых может быть оплачен аванс за выступление. После этого мы с Эдуардом приступаем к обсуждению деталей: в первую очередь, стоимости будущих билетов и того, сколько их должно быть продано для того, чтобы концерт оказался экономически выгодным не только для самих артистов, но и для нас, его организаторов. Это, конечно, очень тонкая материя. Учитываться здесь должно множество факторов. Например, фактор сезонности. Исторически сложилось так, что большинство западных групп гастролируют летом, когда в Европе и Штатах проводятся крупнейшие музыкальные фестивали. В то же время в Москве это далеко не самое удачное время для организации концертов — очень значительная часть их потенциальных посетителей разъезжается в отпуска и на дачи.

Во многом с фактором сезонности связаны и сложности с расчетом цен на билеты и определением величины концертной площадки, требующейся для выступления того или иного артиста. Но не только с ним. Рынок постоянно меняется, многие концерты, за год до даты своего проведения казавшиеся весьма перспективными, не оправдывают ожиданий организаторов. И наоборот, те, что не обещали большой прибыли, вдруг оказываются очень удачными. Полностью застраховаться от такого рода неожиданностей в нашем деле невозможно. Но для того, чтобы максимально обезопасить себя от них, промоутер должен хорошо представлять себе аудиторию каждого конкретного исполнителя.

Артист ли это, что называется, для масс или, напротив, для тонких ценителей «музыки для избранных». Аврил ли это Лавин (Avril Lavinge), для юных фанаток которой не важно вообще ничего, кроме ее присутствия на сцене, Rammstein ли, поклонников которых ничуть не меньше цен на билеты интересуют цены на пиво, Рианна (Rihanna), почитатели которой к пиву вовсе безразличны, или те же Radiohead, аудитория которых слывет за высокоинтеллектуальную и потому чрезвычайно требовательную к качеству шоу. Зная это, можно по крайней мере определиться с тем, стоит ли арендовать под грядущее выступление стадион и делать основной упор на билеты, условно, говоря по 15 — 20 долларов, или же, напротив, выставить максимально высокие цены при относительно небольшой вместимости концертной площадки.

Разобравшись с этими вопросами, промоутер переходит ко второму этапу организации концерта — собственно приглашению артиста. Его агенту оно отсылается примерно за год до даты предполагаемого выступления. Ответа приходится ждать долго, месяцев пять — шесть. Почему? Потому, что наше приглашение не единственное, агенты звезд имеют возможность выбирать из многих предложений. Они, допустим, знают, что такого — то числа такого — то месяца Radiohead за гонорар в миллион долларов выступят хедлайнерами на фестивале в Англии. А через неделю должны быть на другом фестивале, уже в Германии. И вот между двумя этими выступлениями у них остается окно, в которое можно вписать еще пару концертов, группа — то все равно находится в туре.

Как происходит выбор в пользу того или иного приглашения? В первую очередь агентов, разумеется, интересует сумма предложенного гонорара. Во вторую — личность промоутера, от которого исходит предложение. Понятно, что им предпочтительнее работать с теми, кого они уже знают, с кем у них есть опыт успешного сотрудничества. Иногда агенты готовы даже немного потерять в деньгах, лишь бы не связываться с новичками и незнакомцами. В других случаях, получив от своих постоянных партнеров предложение куда менее выгодное, чем от их конкурентов, агенты стараются договориться с постоянными партнерами о повышении суммы гонорара и, лишь поняв, что договориться не получается, приступают к детальному рассмотрению других вариантов.

В общем, я хочу сказать, что репутация промоутера в этом бизнесе играет колоссальную роль. И чем выше статус артиста, с которым он намерен работать, тем известнее, тем опытнее должен быть сам промоутер. Новичкам участвовать в «аукционах» на право проведения концертов звезд очень и очень затруднительно. Их удел — работа с начинающими, не раскрученными артистами.

... При удачном стечении обстоятельств, как я уже говорил, через пять — шесть месяцев после отправки приглашения промоутер получает от агента подтверждение о том, что артист принимает его и готов выступить в конкретно указанный день и час в конкретно оговоренном месте. Еще примерно через неделю от агента поступает специальное письмо, в котором им предварительно выдвигаются все финансовые, технические и бытовые требования, касающиеся проведения будущего концерта.

Это событие знаменует собой начало основного организационного этапа. И уже в самом его начале мы обязаны подтвердить серьезность своих намерений и ранее озвученных предложений. Если получив подтверждение, мы от них откажемся, это будет означать не только бесполезность уже проведенной работы, но и весьма серьезный удар по нашей деловой репутации: информация среди людей, задействованных в этом бизнесе, распространятся мгновенно, и такой отказ может повлечь для нас серьезные проблемы в нашей будущей деятельности. Проще говоря, серьезные партнеры могут перестать относиться к нам с прежним доверием. В связи с этим промоутеру, получившему подтверждение от агента, необходимо в кратчайшие сроки перевести на счет агентства первый транш в счет будущего гонорара за выступление.

Скажем, если гонорар оговорен в размере полумиллиона евро, то первый платеж может составить пятую часть от этой суммы, то есть 100 тысяч. При этом оставшаяся часть гонорара в полном объеме должна быть перечислена непременно до концерта: другие варианты в работе с западными звездами абсолютно невозможны, никто из них не выйдет на сцену, не получив стопроцентной предоплаты. С другой стороны, по условиям заключаемого соглашения, снимать эти деньги со счета артист может только после того, как концерт состоялся. В случае же если этого не произошло по вине артиста, вся сумма гонорара должна быть полностью возвращена промоутеру. Из всего вышесказанного следует один простой вывод: промоутер должен располагать суммой, достаточной для заблаговременного расчета с артистом. Уповать на то, что этот расчет будет полностью произведен деньгами, вырученными от продажи билетов, не приходится.

Так откуда же могут взяться эти средства? Если промоутер финансово состоятелен, если за плечами у него не один успешно организованный концерт, он может расплачиваться собственными деньгами. Еще один вариант предполагает использование спонсорских средств, впрочем о работе со спонсорами мы поговорим отдельно. Наконец, промоутер может договориться об инвестициях с агентствами, через которые ведется реализация билетов на организуемый им концерт. Да — да, это довольно распространенная практика. Ведь если разобраться, бизнес тикет — мастеров значительно менее рискован, чем бизнес промоутеров, хоть первый и связан напрямую со вторым, и даже от него зависит. Билетные агентства получают гарантированные 10 процентов от стоимости каждого проданного билета и даже если билеты будут проданы не все, на них это отразится не так болезненно. Словом, это хороший, прибыльный бизнес, представители которого часто финансируют промоутеров. Без них — то концерт точно не состоится, а значит и билеты продавать будет не на что.

Впрочем, говоря о деньгах, предназначенных для выплаты гонораров артистам, я хотел бы отметить еще один момент. Наш бизнес, бизнес, в котором задействованы с одной стороны промоутеры, а с другой артисты, их агенты и менеджмент, это, что называется, «бизнес пожатия рук». Мы привыкли действовать на основе устных договоренностей и данных друг другу обещаний, для нас этого вполне достаточно. Нет, конечно, существуют и официальные документы, в бизнесе, где задействованы такие огромные деньги, без этого нельзя. Но подписываются эти документы, как правило, в самый последний момент, может быть, за день — два до концерта, а может быть и через день — два после него, так сказать постфактум. Такова уж сложившаяся международная практика, отработанная уже даже не годами, а десятилетиями. Однако, понимая это, мы должны понимать и то, что среди наших партнеров могут оказаться люди, которым такая практика может показаться странной, если не сказать подозрительной.



Например, нет так давно мы делали концерт Нелли Фуртадо (Nelly Furtado) в Польше. Это был городской концерт и, соответственно, платила за него городская администрация. И вот представьте себе — всего за два дня до назначенного выступления муниципальные чиновники получают на руки договор, в котором обозначена сумма гонорара артиста — 1 миллион 200 тысяч долларов. Но при этом нет подписи ни самой певицы, ни ее агента, ни менеджера. Естественно, они отказались перечислять эту сумму и мероприятие оказалось под угрозой срыва. Чтобы урегулировать ситуацию, мне пришлось подписать этот контракт самому. Это, конечно, был риск, но, к счастью, я хорошо знаю менеджмент Нелли Фуртадо и потому почти на 100 процентов был уверен в благополучном разрешении недоразумения, что в конечном итоге и произошло.

Вернемся, впрочем, к тем шагам, которые должен совершить промоутер при организации подтвержденного агентом концерта. Важным моментом в этой цепочке является договор об аренде зала. И здесь надо учитывать, что в России и других постсоветских странах довольно большое количество концертных площадок находится в собственности государства. В договорах с такими площадками, как правило, имеется пункт, в соответствие с которым в том случае, если зал срочно понадобится под проведение какого — то политического или общественного съезда или другого мероприятия, то назначенный на этот день концерт должен быть либо перенесен либо отменен вовсе.



Относительно недавно мы столкнулись с такой проблемой в Киеве, где занимались организацией выступления Криса Ри (Chris Rea). И если бы нам не удалось в авральном режиме арендовать под него другой зал, то мы потеряли бы очень большие деньги. После заключения договора аренды зала промоутер может приступать к рекламной кампании будущего концерта (при этом наружная реклама в идеале должна размещаться на средства спонсоров, а PR — поддержка в СМИ проводится на бартерной основе, о чем мы поговорим чуть позже) и продаже билетов.

Я уже говорил о том, что стопроцентно спрогнозировать успех того или иного концерта абсолютно невозможно, поэтому промоутер должен не только очень пристально следить за динамикой продаж, но и оперативно на нее реагировать, при этом постоянно держа в курсе событий агента и менеджмент артиста. Скажем, если поступившие в продажу билеты разошлись всего за неделю, при этом явно не удовлетворив запросы всех желающих, то промоутер может либо задуматься о том, чтобы перенести концерт в более вместительный зал, либо договориться с артистом о дополнительном концерте.

Разумеется, и то, и другое весьма проблематично. Во-первых, оба варианта наверняка повлекут за собой пересмотр первоначальных условий договора и в первую очередь — размера гонорара. Во-вторых, новую площадку, свободную именно в нужный вам день, в Москве найти чрезвычайно сложно. Что же до возможности организации дополнительного концерта, то эта задача представляется выполнимой только в том случае если вы имеете дело с артистом или группой, играющими одиночные концерты, а не находящимися в гастрольном туре, где все выступления заранее расписаны по дням. Впрочем, все эти трудности вовсе не означают, что вам не стоит хотя бы попытаться их преодолеть.

Или рассмотрим прямо противоположный вариант. Билеты продаются неважно. Вы, например, рассчитывали на аншлаг в «Б-1 Maximum», но ошиблись. Так не лучше ли перенести концерт в «Б-2», где зал вмещает не 2 тысячи, а всего 700 — 800 человек? Там вы и искомого аншлага добьетесь, что всегда хорошо с точки зрения концертной атмосферы, и на собственных расходах сэкономите. Раз так, остается только договорится с агентом артиста о переносе концерта на другую площадку. Хотя будьте уверены в том, что никаких изменений в сторону уменьшения гонорар в этом случае не претерпит. Это ваша ошибка в расчетах и, соответственно, ваша расплата за эту ошибку.

Наконец, третий, самый неприятный для промоутера сценарий развития событий: билеты не продаются вовсе. В такой экстремальной ситуации, на мой взгляд, концерт лучше отменить. Артисту ведь не очень-то интересно играть совсем без зрителей. А вам, по крайней мере, удастся избежать непродуктивных трат на аренду зала, бронирование гостиницы, звук, свет, рекламу. И, если очень повезет, то договориться с агентом артиста о возвращении какой — то части гонорара, процентов, например, пятидесяти. Но, это если очень повезет. На такое соглашаются немногие и в принципе это справедливо: ради вас они потратили время, может быть, отказались от других концертов, так что и платить за это, скорее всего, придется вам».


Ник Хоббс о том, как определяется сумма гонорара за выступление: «Тут возможны два варианта. Первый предусматривает выплату артисту фиксированного, заранее оговоренного гонорара. Именно по такой схеме мы совместно с компанией TCI организовывали московские выступления Криса Ри и Брайна Адамса (Brian Adams). Второй предусматривает, что если концерт окажется успешным, то есть прибыльным, то артист помимо гонорара получит еще и определенный процент с этой прибыли. Этот последний вариант, конечно, не слишком выгоден для промоутера, поскольку он фактически означает, что артист никак не участвует в связанных с его выступлением рисках зато претендует на то, чтобы в полной мере разделить возможный успех. Однако на это приходится идти, и очень часто, особенно когда имеешь дело со звездами первой величины.



Впрочем, в любом случае выплата процентов с возможной прибыли должна быть оговорена заранее и закреплена в договоре, заключаемом между промоутером и агентом артиста. Никакие претензии на участие в прибыли постфактум приниматься не должны. Вот вам, кстати, пример такого рода претензий: не так давно мы делали в «Б-1 Maximum» концерт Ройзин Мерфи (Roisin Murphy, экс — вокалистка британской группы Moloko — RMA). Он оказался аншлаговым и по его окончании агент артистки заявил, что заранее объявленный гонорар был невысок, а потому, в виду успеха выступления, он хотел бы обговорить возможность его увеличения. При этом он даже не вспомнил о том, что год назад выступление другого его артиста в этом же клубе не принесло организаторам ничего кроме убытков, хотя на сумме выплаченного гонорара это никак не сказалось. Разумеется, мы отказали агенту в этой просьбе, хотя он и являлся нашим постоянным партнером.

Если мы говорим о суммах денежных вознаграждений, то особняком, конечно, стоят гонорары, выплачиваемые артистам за выступления на так называемых корпоративах. К слову, такого рода мероприятия популярны не только в России, но и в некоторых других регионах мира, например, на Ближнем Востоке, где нефтяные шейхи могут себе позволить выписать на свадьбу своих детей Шакиру (Shakira), а то и Элтона Джона (Elton John). Приглашение на корпоратив означает, как правило, что выступление в сравнение с обычным будет коротким — приблизительно полчаса, оно пройдет для очень ограниченного круга лиц, вообще не будет рекламироваться, зато гонорар за него может превысить среднестатистический раз в 20 и достигнуть двух, трех и более миллионов долларов.

Для меня, как для промоутера, такие заказы, конечно, лакомый кусок (хотя каких — то суперзвезд лично я в Россию на корпоративы не привозил: была Патриция Каас (Patricia Kaas), были раз десять Boney M...) Однако сами артисты не очень любят частные концерты: им неприятно, что богатая публика на таких выступлениях выпивает, закусывает, болтает, не слишком — то прислушивается и приглядывается к происходящему на сцене и вообще ведет себя так, как обычные люди на концертах себя не ведут. Если называть вещи своими именами, то артисты на корпоративах ощущают себя проститутками, а если уж быть проституткой, то очень дорогой.

Возвращаясь к специфике промоутерской деятельности, связанной с организацией корпоративов...Тут тоже есть существенные риски. Довольно часто случается так, что какой-нибудь олигарх, сначала пригласив на свою вечеринку ту или иную звезду, потом вдруг решает, что это была не самая лучшая затея. Я уже обо всем договорился, артист согласен, он специально под этот корпоратив сдвинул свой обычный график. Надо платить деньги, а платить некому. В общем, в этом вопросе надо быть максимально осторожным. Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что зачастую эти самые олигархи договариваются с артистами без посредничества промоутеров: просто выходят на агентов через своих влиятельных друзей и знакомых на Западе».


Ник Хоббс о работе промоутера со спонсорами, в том числе информационными: «Работа эта осложняется главным образом разностью интересов и устремлений артистов и спонсоров промоутера, в том числе и информационных. Я, конечно, могу пообещать компании, финасирующей организацию концерта, что до или после вступлении артист даст пресс-конференцию, где он будет восседать на фоне спонсорских логотипов, и что на этой пресс- конференции он даже скажет какую-нибудь глупость вроде: «Я люблю Sony Ericsson». Но на деле добиться этого будет очень и очень сложно. Точно также я могу пообещать прессе, анонсирующей и освещающей концерт, что после выступления звезда выйдет к ним для короткого общения и фотографирования, а генеральному информационному спонсору даже даст эксклюзивное интервью. Однако и это обещание сдержать будет совсем нелегко. Наконец, я могу пообещать телевизионщикам, что им будет разрешено отснять и затем показать открывающие концерт три песни, но если в итоге мне удастся пробить этот пункт в договоре с агентом, я крайне удивлюсь и буду чувствовать себя на седьмом небе от счастья.

Говоря обо всем этом, я хочу чтобы вы поняли, что все, что вы можете требовать от артиста в соответствие с основным договором, это сам концерт, полтора часа или сколько-то там музыки и пения. И все! Остальное — это дополнительные опции, каждая из которых является предметом долгих и напряженных переговоров и согласований и может стоить отдельных денег. Я, например, всегда включаю в перечень своих предложений, направляемых агентам, эти три пункта: пресс- конференция, интервью, телесъемка части концерта. Я понимаю, что это интересует спонсоров и, гарантировав им эти опции, я могу попросить у них больше, чем без них. Проблема однако состоит в том, что даже если мне удается настоять на своих требованиях и отразить необходимость их выполнения в договоре, это еще ничего не значит.



Вот вам живой пример: когда мы делали концерт Рианны в Белграде, у нас были предварительные договоренности о том, что несколько песен будет отснято телевидением, а после выступления певица даст одно интервью. И что вы думаете? Ни одно из этих условий выполнено не было. Съемку Рианна в последний момент запретила под тем предлогом того, что у нее под рукой не оказалось собственных стилиста и парикмахера и она не могла предстать перед телевизионщиками в стопроцентно «своем» имидже. Что же до интервью, то у меня сложилось впечатление, что певица осталась недовольна количеством зрителей, пришедших на ее концерт, и общей эмоциональной обстановкой, и именно поэтому отказалась от запланированного общения с прессой, сославшись на то, что у нее, дескать, был «тяжелый день» и она устала. Заставить ее мы не могли. Теоретически, если бы дело происходило в Америке, мы могли бы вчинить ей судебный иск о нарушении условий контракта. Но дело — то, напомню, происходило в Белграде. Да и в Штатах такие процессы крайне редки: судебные разбирательства длятся долго и стоят дорого, на них скорее потеряешь, чем приобретешь.

Артистов ведь тоже можно понять. Почему они отказываются от пресс- конференций на фоне спонсорских лого? Потому, что, возможно, у них есть личные рекламные контракты, по условиям которых они не имеют право участвовать в рекламе кого бы то ни было еще, кроме своего постоянного спонсора. Почему не любят давать интервью? Потому, что элементарно устали от этого занятия, потому, что знают, что, скорее всего, задаваемые вопросы в сотый и тысячный раз повторят те, что им уже задавались, и, очень возможно, будут откровенно глупыми. Почему не разрешают снимать фрагменты своих концертов телевидению? Потому, что у них нет уверенности, что съемка эта будет соответствовать тем стандартам качества, которых они придерживаются, и не окажется в итоге издана на пиратских DVD или не будет выложена где — нибудь на You Tube. Завершая тему, повторюсь: интересы артистов и спонсоров промоутера не совпадают практически никогда. И это означает, что все, что остается промоутеру, это добиваться таких договоренностей, которые максимально устраивали бы обе стороны. А добившись, надеяться на то, что договоренности эти не будут нарушены. Надеяться. Но не быть уверенным. Чувствуете разницу?»


Ник Хоббс о причинах срыва концертов и связанных с этим рисками: «Причиной срыва концерта может послужить что угодно. Как я уже говорил, если подобное случается по вине артиста, промоутеру, по условиям договора, должен быть возвращен весь выплаченный гонорар за выступление. Впрочем, необходимо понимать, что гонорар обычно не превышает 30 — 50 процентов всех расходов, понесенных промоутером по организации концерта. Так что если концерт отменяется, особенно если делается это совсем незадолго до объявленной даты, наши убытки могут быть просто катастрофическими: реклама, аренда зала, бронирование гостиниц, звук, свет, безопасность — это же очень большие деньги!

Выход из такой ситуации может быть только один — концерт, особенно крупный, особенно с участием мировых звезд, должен быть застрахован, хотя даже страховка не в состоянии решить всех возникающих в связи с отменой концерта проблем. Во —первых, страховка, даже самая хорошая, не подразумевает возвращения всех потраченных денег, потери все равно будут. А во — вторых, страховке в данном случае, как правило, подлежат лишь форс — мажорные случаи. Скажем, если самолет, на котором должен был прибыть артист, не смог вовремя вылететь по техническим либо погодным обстоятельствам, если артист реально тяжело заболел или травмирвался — это форс — мажор. Но если он по собственной расхлябанности опоздал на самолет, никакого возмещения от страховой компании вы не получите. Это, безусловно, очень глупо, очень безответственно, но тем не менее такие инциденты время от времени происходят, особенно с диджеями. В этом случае вы, конечно, можете судится с артистом и его агентом, требуя возмещения понесенных убытков. Но в реальности, как я уже говорил, дело это довольно дорогостоящее и муторное. Поэтому лучше попытаться договориться полюбовно.



Скажем, уже очень давно в моей практике был такой случай, связанный с организацией московского концерта группы Therapy? Они отменили его за три дня, потому что не успевали завершить запись нового альбома, просто не укладывались в расписание студийных сессий. Но при этом оказались порядочными людьми и совместно со своей рекорд-компанией довольно легко согласились возместить большую часть уже понесенных нами расходов. Или другой эпизод — с московским концертом Rammstein 2002 года. Его в последний момент запретило столичное правительство: если помните, футбольные хулиганы тогда устроили грандиозный погром на Манежной площади и чиновники опасались, что выступление группы с таким бруатально — экстремальным имиджем может спровоцировать повторение подобной ситуации. Из-за всего этого мы оказались в очень неприятном положении: музыканты-то были готовы играть, были готовы выполнить все договоренности, получалось, что это мы не можем обеспечить им выступления и поэтому должны взять на себя всю ответственность за срыв концерта. Выручило нас лишь то, что с агентами, с менеджментом группы нас связывали очень хорошие, я бы даже сказал приятельские отношения. Нам удалось объяснить им ситуацию и договориться не об отмене, а о переносе концерта на более поздний срок. Конечно, и в этом случае мы понесли весьма ощутимые финансовые потери, однако они могли бы оказаться много большими, будь выступление Rammstein отменено вовсе.

В связи с данной темой могу вспомнить также и об эпизоде с отменой московского концерта шведской группы The Cardigans. Произошло оно исключительно по вине менеджмента артистов. Дело в том, что они отказались от предложенной нами помощи в оформлении таможенных документов, понадеявшись на поддержку шведского посольства в Москве. В итоге документы эти были оформлены неправильно и российские таможенники не впустили группу в страну. Внесудебное разбирательство с менеджментом The Cardigans заняло у нас целый год, мы долго переписывались, спорили, но в конце концов они согласились выплатить нам неустойку за срыв концерта.



В то же время, говоря об отменах концертов, не стоит представлять дело так, что происходит это исключительно по вине артистов. Довольно часто в этом повинны сами промоутеры. Мне известен, например, случай с отменой крупного фестиваля в Англии, хедлайнером на котором была заявлена Бьорк (Bjork). Там промоутеры не продали достаточного количества билетов, не получили необходимого количества денег от спонсоров, в последний момент не смогли перечислить Бьорк полную сумму гонорара, и в итоге она отказалась от своего выступления. Вслед за этим был отменен и весь фестиваль, потому... Ну, просто потому, что фестиваль с Бьорк и фестиваль без нее, это совсем разные вещи. Кстати, о Бьорк и еще об одном из эпизодов ее концертной деятельности, который свидетельствует о том, насколько безответственны могут быть некоторые промоутеры. Этот эпизод был тоже связан с одним из летних фестивалей, который проходил в Вильнюсе. Промоутер, приславший приглашение с обещанием очень хорошего гонорара, проинформировал агента певицы, что он работает с городскими деньгами и вскоре вроде бы подтвердил серьезность своих намерений, перечислив первую часть гонорара. Однако когда пришла пора отправлять второй транш, этот же самый человек вдруг объявил, что для того, чтобы это произошло, Бьорк должна сыграть вместе с какой — то литовской командой. То есть вы понимаете, эта группа собиралась выступить не на разогреве у Бьорк, не в одном с ней сборном концерте, а именно вместе с ней, одновременно.

Тут надо отметить, что артисты такого уровня на подобные предложения вообще никогда не ведутся: у них своя программа, свое шоу, зачем им пиарить какую — то никому неизвестную группу? Бьорк, естественно, отказалась, и тогда промоутер принялся шантажировать ее агента: дескать, не выполните наших условий, оставшуюся часть денег не получите. Как выяснилось впоследствии, он изначально, никого не спросясь, пообещал городским руководителям, что исландская звезда сыграет вместе с этой командой. Тогда агент вступил в прямые переговоры с директором фестиваля и тот заявил, что требование промоутера может быть снято, но в этом случае гонорар Бьорк заметно уменьшится.

Думаю, что в другой ситуации концерт был бы непременно отменен, однако тут до него оставалось совсем немного времени, было слишком поздно, чтобы агент певицы мог подыскать для нее варианты других выступлений, и в итоге они согласились на условия директора. Повторюсь, это редчайший случай, когда артистка уровня Бьорк, столкнувшись с таким отношением, не хлопнула дверью. Поверьте, уж я — то знаю, как звезды относятся к исполнению всех заранее оговоренных условий — Том Уэйтс (Tom Waits), например, всегда очень пристально следит за тем, чтобы на его концертах не было ни одного бесплатного билета (я сам, будучи промоутером его выступлений, платил и за свой билет, и за билет для своей жены) и не дай вам Бог хотя бы попытаться обмануть его...



В то же время я практически уверен, что, поведя себя таким образом, промоутер, о котором я вам только что рассказывал, практически поставил крест на собственной карьере: никто из серьезных агентов и артистов после случившегося связываться с ним наверняка не захочет.

В заключение — еще несколько слов о типичных промоутерских промахах, ошибках и недочетах, которые могут послужить причиной срыва концертов. В данном случае я хочу сказать о случаях несоблюдения условий райдеров, как бытовых, так и в первую очередь — технических. Вот, скажем, Metallica работает свои концерты на максимальной мощности звука в 105 децибел. Между тем, многие концертные площадки имеют ограничения по этому показателю до 85 децибел. Это значит, что вы либо должны заранее договориться с агентом артистов о том, что звук придется несколько поумерить, либо подыскать для выступления группы площадку, абсолютно соответствующую ее требованиям.




Ставить музыкантов перед фактом, когда они уже прибыли на саундчек, очень рискованно. В этом случае у них будут все основания для того, чтобы отказаться от концерта. Весьма показателен в этом смысле случай с отменой концерта Диаманды Галас (Diamanda Galas) в Горбушке, один из самых неприятных эпизодов в моей карьере промоутера. Должен признать, мы недостаточно тщательно изучили ее технический райдер и предоставили ей мониторы (колонки, через которые артисты на сцене слышат сами себя — RMA) не той марки, что требовала Диаманда, а те, что она использовала во время своего предыдущего выступления. Она, конечно, заметила это и играть наотрез отказалась. Случилось это уже в день концерта и найти новые мониторы мы не успели. Все билеты были проданы, мы до последнего надеялись уговорить Диаманду выступить на той аппаратуре, что была в нашем распоряжении, но все оказалось напрасным. Она развернулась и уехала, и формально была абсолютно права. А мы, что и говорить, понесли очень крупные убытки.



Вообще, говоря о технических и бытовых райдерах, хочу особо отметить, что работать с ними очень сложно. Зачастую агенты артистов присылают их слишком поздно и у нас остается мало времени на доскональное выполнение всех изложенных требований. Иногда райдеры составлены неконкретно, невразумительно, иногда — просто непонятно: агенты той же Нелли Фуртадо, например, имеют обыкновение излагать свои требования на каком-то экзотическом наречии, которого англоговорящие промоутеры не знают и знать не могут. Иногда к райдерам прилагаются фотографии и стейдж-планы: делается это для того, чтобы промоутеры понимали как должна быть оборудована и задекорирована сцена, как должно выглядеть шоу. Но разве можно составить себе полное впечатление о концерте, ориентируясь только на планы и фотографии?

Исходя из этого, я позволю себе дать вам один совет, которым, пожалуй, и закончу: выбирая профессию промоутера, никогда не беритесь за работу с артистом, выступления которого вы не видели воочию. То есть — живьем».

Петр БРАНТОВ


Бонус: Видеозапись второй лекции Ника Хоббса для слушателей RMA (ноябрь 2012 года)

Читайте также:

Промоутируй это (отчет о лекции, прочитанной слушателям RMA известным промоутером Григорием Гольденцвайгом, октябрь 2010 года);

Как стать успешным промоутером. Концертный бизнес в России (книга, написанная Ириной Щербаковой в соавторстве с Ильей Бортнюком и Ником Хоббсом, издательство «Питер», 2011 год).



Все новости >