Истории успеха

03 ноября 2017
Руслан Воробьев, продюсер, режиссер, основатель Ruscinema

Руслан Воробьев, продюсер, режиссер, основатель Ruscinema

«У нас была сумасшедшая группа, мы постоянно во всем участвовали, стажировались везде, где можно, на всех шоу и концертах, проявляли активность, предлагали свои идеи. Так я близко познакомился, с кем хотел, с Линой Арифулиной, например. Потом работал сценаристом и режиссером над разными проектами: „СТС зажигает звезду“, „Чириклбразерс“, „Две звезды“».

Руслан Воробьев (Ruslan Miru) окончил факультет «Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений» в 2008 году. Уже в процессе учебы начал работать над проектами продюсерского центра Лины Арифулиной «СТС зажигает супер-звезду», «Чириклбразерс», «Две звезды», «Награждение RMA MTV» и многих других в качестве сценариста и режиссера. В 2011 году он основал компанию Ruscinema, которая занимается производством видео — от коммерческой рекламы и музыкальных клипов до вирусных роликов, а также новым направлением развития видеомаркетинга. Обо всем этом читайте подробнее в интервью Руслана для нашего сайта.




Почему вы решили заниматься музыкой?

Музыкой я занимался всю жизнь: в детстве ходил в музыкальную школу, потом — в классе восьмом — собрал группу во Владимире, получившую название The Sound.

В те годы за рубежом появилась группа Korn, но в России о них никто еще не знал. В России 1995–1996 годов не было ничего подобного, все фанатели по Metallica, Pantera, Obituary. У меня же друг жил в Англии, и благодаря ему я познакомился с Korn — он прислал нам их демо-запись. Так альтернатива начала вливаться в наше творчество. Про нас даже потом написал Ильи Стогоff, как про группу, на чьих костях взросли все российские альтернативщики.


Почему на костях, что потом случилось с группой?

Мы слишком рано начали играть эту музыку. Нас никто не понимал: в нас летели бутылки, потому что все привыкли к соло, к пяти запилам. Потихоньку с нами начали выступать такие коллективы как Tracktor Bowling, Amatory. Я переехал из Владимира в Москву, чтобы в столице набирать популярность. Вскоре помог и членам команды переехать, устроиться, но в итоге не сложилось — все разъехались и занялись своими, совершенно другими делами. Жанр в музыке начал развиваться, но мы уже к тому времени, по сути, умерли.

Собственно на этом история с музыкальной группой закончилась. Я устроился на работу и смог заработать на учебу в RMA.




Почему решили пойти учиться в RMA?

Я тогда окончил курс обучения на саунд-продюсера в «Президент-студио» и соорудил дома студию, где писал музыку для себя и других. Так у меня появился свой сольный проект «ДарЖить», который нужно было продвигать. Не помню уже кто, но мне посоветовали пойти на факультет «Менеджмент в музыкальной индустрии» в RMA.

Во время обучения меня постепенно увело в сторону телевидения. У нас была сумасшедшая группа, мы постоянно во всем участвовали, стажировались везде, где можно, на всех шоу и концертах, проявляли активность, предлагали свои идеи. Так я близко познакомился, с кем хотел, с Линой Арифулиной, например. Потом работал сценаристом и режиссером над разными проектами: «СТС зажигает звезду», «Чириклбразерс», «Две звезды».




Но проект свой я не оставлял и параллельно работал над «ДарЖить». По продвижению этого проекта защищал диплом в RMA, и тогда его признали одним из лучших. Сейчас «Даржить» тоже существует — я пишу песни, записываю, снимаю клипы, когда есть время. Когда буду готов, я просто найму сессионных музыкантов и буду выступать.




Потом наступил кризис: мой проект свернулся, люди не были готовы тратить деньги на развлечения. Работу в индустрии стало найти сложно. Тогда я понял, что технические работники — те, кто держит в руках камеру, — всегда при деле. На последние деньги я купил фотоаппарат Marc 2 и начал изучать фотографию. В качестве фотографа начинал работать на свадьбах, набивал руку. Многие фотографы пытаются скрыть опыт свадебной съемки, но я считаю, что свадьбы — это отличная школа для тех, кто хочет стать профессионалом.

В целом, я заболел фотографированием — я без конца снимал всех и платно, и бесплатно. Но быстро понял, что меня по-прежнему тянет к музыке. Тогда я решил, что могу снимать музыкантов, ну, а потом захотел еще больше и перешел к созданию клипов.


Как образовалась компания Ruscinema?

Мне понравилось снимать, и у меня это получалось. Я начал глубоко изучать процессы создания видео и снимать для себя, несмотря на сложности с оборудованием: денег на хорошую камеру у меня не было, а аренда аппаратуры была еще не развита. Потом пошел на курсы по режиссуре и начал разбираться в продюсировании видеоконтента.

Постепенно стали появляться клиенты, начал снимать для бизнеса, и дело стало набирать обороты. Я понял, что сам уже не справляюсь с объемами работ, и начал искать в команду операторов. Потом проекты стали масштабнее, и людей требовалось больше. Так образовалась команда Ruscinema, которая теперь готова одновременно воплощать в жизнь восемь больших проектов.


 


А сколько сейчас людей работает в компании?

В штате людей немного — 5 человек. Все остальные — проектные работники, которых собирают для реализации конкретных задач. Часто заказчик хочет работать с конкретным режиссером, а режиссер хочет работать с конкретными людьми. Поэтому сначала определяется задача — потом ищется команда. На телевидении и в кинопроизводстве это нормальная практика. Сейчас, кстати, многие крупные заказчики работают только с иностранными режиссерами, русских не очень любят.


Почему?

В России школа не достигла определенного уровня совершенства, нет денег на обучение и технику, нет бюджета на съемки. У нас мало профессионалов, потому что у людей нет времени достигать мастерства, всем нужно зарабатывать так, как умеют. Купи-продай не обошло и кино.

А еще проблема в том, что российские режиссеры и продюсеры — лентяи. Вы можете сказать, что лень не зависит от национальности, но я заметил закономерность, что русские меньше хотят работать, чем иностранцы. И дело в том, что заказчики знают об этой особенности.

Не думайте, что я тут всех критикую, чтобы самому возвыситься. Я достаточно самокритичен, чтобы признавать и свои проблемы.


Окей, если вы считаете себя и других режиссеров лентяями, то откуда у вас клиенты?

Дело в том, что и многим клиентам не нужен суперкачественный контент, им нужно хорошо, дешево и быстро. А на классную идею нужно потратить время и деньги, которых нет. Поэтому сейчас все довольно однообразно — один клип сменяет другой, а ты этого даже не замечаешь. Видеоряд везде практически одинаковый, все сливается в один бесконечный скучный клип.


Вы ругаете однотипные клипы, а что думаете по поводу своих работ?

На данном этапе я отлично осознаю, что у меня нет классных клипов, которыми можно гордиться.

На хорошие клипы нет бюджетов. Я могу ужаться по максимуму и снять то, что обычно снимается за миллион, за триста тысяч — поэтому ко мне и обращаются. Если бы вы знали, в каких условиях это снимается, вы бы удивились, что эти клипы вообще существуют.




Но при этом, совсем дешево я снимать не буду, это вне зоны моего интереса. Я даже не про свой гонорар говорю и зарплату сотрудников, а про деньги на реквизит, оборудование. Это общая практика — режиссеры на музыкальном клипе почти всегда ничего не зарабатывают. Поэтому все, кто снимает клипы, зарабатывают чем-то еще. Съемка клипов — это тяжелый труд, который мало кто ценит, но на них хорошо набивается рука. Кто-то после съемки видео для музыкантов уходит делать живые шоу для звезд, кто-то начинает снимать кино.


Можете привести примеры реально классных клипов?

Например, мне нравится клип «Makeba» Jain — он круто смонтирован. Еще нравится, что делает украйинский клипмейкер Алан Бадоев.

Но это все дело вкуса. Кто-то любит «Черный квадрат», кто-то не понимает — это не значит, что картина плохая.




А из ваших работ, что можете все-таки отметить?

«Кошки» для Павла Воли — это единственное, что мне нравится, потому что это делалось от души. В этой песне мне по душе музыка, хотя абсолютно не нравятся слова.




Не вам одному, в комментариях на YouTube к этому клипу популярно мнение: «Клип классный, песня плохая». Когда вы беретесь за клип, вы обращаете внимание на качество музыки?

Возможно, в будущем я и смогу иметь возможность самому выбирать песни, на которые снимаются клипы, но сейчас я имею дело с тем, что есть. Но считаю, что видеоряд способен сглаживать шероховатости текста песни, приукрашать всю композицию. Но и наоборот. Если бы текст песни «Кошки» был крутой, клип бы набрал гораздо больше просмотров.


Как строится работа?

Все просто: клиент звонит и говорит «Хотим», и мы начинаем думать, как это сделать.

Тяжелее всего работать с музыкантами, потому что хотят они много, а денег нет. Они зачастую хотят снять дешево или вообще бесплатно. Часто пытаются мотивировать следующим: «У нас крутая идея! Давай вместе реализуем, будет тебе дополнительная реклама и крутой клип в портфолио». Но это все сомнительно. А по поводу дополнительной рекламы — сейчас столько выходит видео, что если эту идею не протолкнуть на YouTube за деньги, то она останется без внимания.

Нужно смотреть, кто предлагает снять клип бесплатно, если это блогер с большим количеством подписчиков или есть договоренность, где клип будет стоять, — то смысл делать есть.




То есть сейчас продвижение важнее, чем качественный контент?

К сожалению, да. Просто слишком большой информационный поток.

Время изменилось — если в 1990 были суперпопулярные группы, то сейчас есть только популярные треки, группы сменяют друг друга и их никто не запоминает. У человека нет дисков с любыми альбомами, есть плейлист с любимыми треками.

Сейчас никто не хочет тратить время даже на просмотр клипа, который длится три минуты. Ты прокручиваешь новостную ленту, на секунду задерживаясь на заголовке, и все. Посмотреть или прочитать большую статью сейчас могут, только если друг прислал и сказал: «Посмотри».

Основное сейчас — борьба за внимание.


А вирусные ролики могут обойтись без продвижения?

Бывает, что такому ролику дают платную рекламу на том же YouTube в качестве первого толчка, а потом он уже раскручивается сам. Но нельзя предсказать, выстрелит ролик или нет.


Как же вы тогда можете предлагать такую услугу, если нет гарантий?

Клиенту все это объясняется, и он выбирает — идти на риск или нет. Ведь если вирусное видео выстрелит, оно покроет все расходы, в том числе на череду неудачных рекламных роликов. Но о таких работах нельзя рассказывать и выкладывать их в портфолио. Ведь никто не должен знать, что это был заказ.

Например, кто-то снял, как две бабушки в кафе начинают драться. Ролик выложили в сеть, и он набрал бешенную популярность, потому что на видео полный треш. А на самом деле — бабушки дрались в пуховиках, один порвался, а второй, на котором случайно мелькает логотип, — нет. Снять такой ролик на телефон — не стоит ничего, здесь все деньги уходят на разработку идеи и грамотный вброс.


Если не брать в расчет вирусные ролики, насколько видео, снятые на телефон, могут привлекать клиентов?

Все зависит от содержания. Если идея клипа крутая, то неважно на что он снят. Я сейчас устроил конкурс сценаристов для нового формата сериала, пришло уже больше 1500 заявок. Но пока ни в один сценарий я не готов вкладывать деньги и время. Пока никто не смог подать информацию так, чтобы она круто смотрелась бы даже снятая на телефон.


Где музыкантам найти деньги на классный клип?

Мы хотим запустить стартап, суть которого — давать кредиты музыкантам на съемку клипа. Сейчас в России невозможно взять кредит на такую услугу. Да, можно взять наличными под бешенные проценты, но делать этого никто не будет. Грубо говоря, ко мне приходит человек и просит снять клип, я говорю ему, что это стоит 120 тысяч рублей, но он 20 платит сейчас, а 100 может заплатить в течение года. Это всем выгодно — у клиентов есть классный клип, даже если нет денег на него прямо сейчас, а у нас есть бюджет на то, чтобы сделать хорошую работу.

Через нашу платформу каждый человек может дать кредит другому в обход банков. Такой стартап стартовал в Америке и они же разрабатывают платформу для России специально для Ruscinema.


Последний вопрос: если бы вам не нужно было зарабатывать на жизнь, вы бы занимали музыкой или видео?

Я бы занимался музыкой в первую очередь, а потом я бы уже снимал клипы, короткометражки, вирусную рекламу.