Истории успеха

21 ноября 2017
Анатолий Крынков, руководитель Big City Jazz Show

Анатолий Крынков, руководитель Big City Jazz Show

«Процентов 70 лекций оказались очень полезные. На занятиях я всегда сидел на первой парте, всегда выходил на контакт с преподавателем, старался максимально быстро внедрять то, что я узнавал на занятии. К примеру, благодаря циклу лекций „Билеты и билетные программы“ управляющего партнера клуба „ГлавClub Green Concert“ Михаила Евграфова у меня увеличились продажи процентов на 30–40. Инструменты, о которых рассказывал Михаил, до сих пор помогают мне собирать клубы, и RED в том числе».

Big City Jazz Show был создан в 2014 году музыкантом, продюсером, выпускником факультета «Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений» Анатолием Крынковым. Это была абсолютно новая идея, которая продумывалась и просчитывалась несколько лет, а потом ожила и зазвучала, и сейчас заряжает сотни людей на концертах. Анатолий рассказал, чем BCJS отличается от обычной кавер-группы и как сделать джаз популярным жанром, а также — о славе, учебе и прибыли.




В конце октября вы отметили концертом свое трехлетие…

Сразу уточню — это было не трехлетие коллектива, коллектив чуть старше. Мы отмечали три года с начала концертной деятельности.


А есть сильное отличие в этих датах?

Выступать с концертами мы начали спустя семь месяцев после образования коллектива. Первые полгода мы готовили программу и ее презентацию. Для нас это важная дата, так как это был сумасшедший шаг для нас, ведь ни одна кавер-группа, какой мы являлись, не делала билетные концерты, да и сейчас этим занимаются единицы.




Расскажите об истории создания коллектива.

Музыкой я увлёкся относительно поздно — в 14–16 лет, — но она захватила всего меня с головой, что даже пришлось оставить спорт, которым я к тому времени занимался очень серьёзно.

Я играл в четырех-пяти коллективах одновременно — и в поп-, и в джаз-, и в рок-бандах, — но всегда хотелось сделать что-то особенное. Из каждого коллектива я брал максимум: запоминал фишки, компилировал, переносил элементы из одного стиля в другой. Мои нововведения не всегда нравилось участникам бэндов, которые старались сохранить аутентичность стиля.

Позже, в Коломне у меня с подругой появилось своё ивент-агентство, в котором я занимался технической частью (звук, свет, сцена) и работой с артистами, ну и конечно, у меня были свои коллективы. Если откровенно, в Коломне я был звездой: обо мне писали в газетах, в журналах публиковали статьи на разворотах, местные телеканалы брали интервью. Мне тогда было двадцать с небольшим, и я понял, что если я останусь в Коломне, то стремиться-то больше некуда. Пришло время выбираться из зоны комфорта. Тогда я рванул в Москву, поступил в академию музыки имени Гнесиных и тут началось самое интересное… Я понял, что я никто. Таких, как я, тысячи, и придётся сильно напрячься, чтобы Москва меня приняла. Первые пару лет я закрывался в классе и с утра до вечера занимался на контрабасе, чтобы соответствовать уровню московских музыкантов.

После я начал создавать разные проекты, чтобы реализовывать свои идеи, и понимал, что во мне живет два человека: музыкант и креативщик, продюсер, и оба они хотят стать звёздами. Группы, в которых я мог бы играть, меня не приглашали, так как не знали или не имели свободных мест. Но таких групп было немного, в основном — те, с которыми мне работать не хотелось. Так я начал развивать свой музыкальный коллектив. В начале было трио, потом из трио он превратился в квартет, из квартета — в квинтет. Я продолжал экспериментировать: для джазового состава у нас был нетрадиционный набор инструментов — скрипка, акустическая гитара, контрабас и перкуссия. Впоследствии к нам присоединилась вокалистка, затем перкуссия поменялась на барабаны, скрипка на саксофон, добавилась труба и так далее, пока не получился оркестр. Я понимал, что у меня получается организовывать все это, и хотел продолжать.

Так я создал Big City Jazz Show.




Почему именно джаз?

Это интересная и многогранная музыка и в ней можно находить новые фишки бесконечно. Сейчас моя главная цель — вывести джаз из андеграунда на большую, популярную сцену. Да, мы играем популярные хиты разных музыкальных направлений, но все делаем с джазовым колоритом. Джаз — это праздник жизни! Поэтому, создавая проект, мы подбирали и репертуар, и программу, и костюмы, и шоу-постановку так, чтобы любым зрителем все воспринималось как праздник.


На каких мероприятиях вы чаще выступаете?

За нашу историю мы выступали на совершенно разных мероприятиях — это могла быть и свадьба и байк-шоу, и городское мероприятие. Но в последнее время все наши мероприятия в большей степени лакшери-сегмента, потому что из-за большого состава и насыщенной программы у нас ценник все же выше, чем у большинства кавер-групп, А вообще, мы стараемся уйти от определения «кавер-группа». «Кавер-шоу» или «шоу-оркестр» — это ближе к тому, что мы делаем. Мы не ограничиваемся только исполнением песен. Big City — это и мощный вокал, и сильные инструменталисты, и хореография, звук, свет, видео, цирк, театр — это смесь абсолютно разных жанров. Это экшн! Это шоу!




В связи с этим всем у нас достаточно сложный технический и бытовой райдеры, которые сложно реализовать, если у вас скромное мероприятие на 20 человек. С другой стороны у нас есть и малые составы, которые вполне доступны для небольших мероприятий. Впрочем, случалось, что мы выступали полным составом на мероприятиях для 10 гостей.


А сколько людей было на последнем концерте?

Более 700 человек.




Есть разница между выступлением для 10 человек на небольшом корпоративе и для 700 на концерте?

Есть, и дело даже не в количестве людей. Есть принципиальная разница между выступлениями на закрытых мероприятиях и на билетных концертах.

На свадьбах и корпоративах за человека уже все решили — он не только нас пришёл слушать, мы просто часть программы. Конечно, и на таких мероприятиях бывает очень крутая отдача от публики. Случалось не раз, что нас в первую очередь приглашают на свадьбу и остальное мероприятие строят уже вокруг нас, это очень приятно и очень круто.




У нас был случай, когда нас пригласили на клиентское мероприятие для одной ивент-компании. Мы выступали без гонорара. Это был будний день, люди пришли уставшие после работы. Наше выступление стояло после официальной длинной части. Короче, большая часть гостей после официальной части встала и ушла по домам. В зале осталось три человека. Чтобы сделали вы? А мы взяли и отыграли тридцатиминутный сет так, что просто искры летели. Эти три человека оказались руководителями компании и ивенторами, и уже раз пять приглашали нас на свои мероприятия. Это к тому, что не важно, сколько человек в зале. Если взялся работать, то жги на всю катушку! Нам это было несложно, мы часто так играем просто для себя, потому что любим то, что делаем.

Вернемся к вопросу — все же выступление для аудитории, которая пришла именно тебя послушать, — это совсем другие эмоции. Люди купили билеты, нашли время, кто-то даже подготовил подарки. Все для того, чтобы встретиться с нами. Это такой кайф!


У вас есть фан-клуб?

Я бы назвал это клубом друзей Big City. Это люди, которых мы постоянно видим на своих концертах, с кем-то мы уже познакомились лично, самых активных вовлекаем в свою жизнь — приглашаем на репетиции, чтобы они чувствовали себя сопричастными, вместе придумываем какие-то элементы шоу, флешмобы на концертах. У нас даже есть специальная закрытая группа во «ВКонтакте» для тусовки Big City.




Когда вы начали собирать целые залы по билетам?

О первом билетном концерте я договорился, когда у нас не было еще ничего. Только состоялась первая репетиция, на которой мы все познакомились и в первый раз сыграли часть программы. Я был настолько вдохновлен, что проезжая мимо Ледового дворца в своей родной Коломне, решил развернуться и заехать, чтобы попробовать организовать концерт. Там нашел организатора и в красках рассказал о нашем шоу, показал видео с первой репетиции. Он зарядился моей энергией и предложил сделать концерт. Это я к тому, что имея запал, можно убедить кого угодно, что вы круты.

Тогда я вовремя остановился, потому что мы были еще не готовы. Но всегда хотел выступать с концертами — это была моя идея-фикс. Я знаю очень мало кавер-групп, которые делают билетные концерты, чаще они выступают на мероприятиях или в клубах и барах.

Потом я учился на одном из первых своих бизнес-тренингов, и там мне поставили задачу — перестать рассуждать и организовать-таки концерт. Я и организовал… сразу три… с разницей в две недели. Это были, конечно, адские несколько месяцев подготовки — у нас еще была не обкатана программа, нас никто не знал, опыта в организации не было.

Для первого концерта я арендовал большой зал на шестьсот человек, мне казалось, что мы его легко соберём… во вторник… Я вложил в подготовку около 120 тысяч рублей. В итоге пришло 60 человек, большей частью друзья по спискам, я заработал всего 16,5 тысяч. Минус больше 100 тысяч рублей и опыт в продвижении и организации… «Неплохо для начала» — подумал я.

На следующем концерте минус составил около 70 тысяч, на следующем — 50, потом — 30. Только к десятому выступлению я приблизился к нулю. Причем аншлаги у нас начали собираться уже к четвертому-пятому концерту, но все затраты деньги от билетов не покрывали. Это было непросто, но интересно.




Сколько вы вложили в Big City?

Много, на самом деле. По подсчетам, примерно около 12 миллионов рублей. Но если бы я знал, на какие грабли не нужно наступать, я бы вложил намного меньше.

Много денег уходило на продвижение. Я проверял все способы рекламы на собственном опыте — каждый раз убирал то, что не сработало, добавлял новое. Постепенно мы дошли до такого уровня, что больше года я практически не вкладывался в рекламу концертов.


Как это?

Мы развили очень мощную партнерскую сеть. Мы работаем с большинством билетных касс, сейчас у нас их семнадцать, в том числе самые крупные: ponominalu.ru, ticketland.ru, kassir.ru, concert.ru и другие. У каждого билетного оператора есть дополнительные инструменты продвижения мероприятий: рассылки, посты и конкурсы в социальных сетях, банерная реклама, размещение на партнерских площадках вроде «Афиши» и «Яндекса» и другие. Все это нужно, чтобы из трех тысяч вариантов провести вечер, люди выбрали конкретное. Чтобы билетные кассы продвигали именно твое мероприятие, можно заплатить, а можно договориться о взаимовыгодном сотрудничестве.

Сейчас мы вновь начали выделять средства на продвижение и достаточно большие суммы, это позволяет охватывать и привлекать всё большую новую аудиторию.

Тут важно понимать, на что и какую сумму выделить и какую отдачу это принесёт, поэтому управление финансами — это очень интересная, нужная и сложная тема, которую мы у себя внедряем, и сейчас у нас все устаканилось, все четко работает. Все деньги по своим «конвертикам» на каждое направление. Но, конечно, всегда есть что докрутить или улучшить.


Сейчас проект прибыльный?

Конечно! Многое зависит от сезона, но динамика в целом позитивная и сейчас мы работаем над тем, чтобы сезонность нас не касалась. Сейчас по-прежнему на развитие уходит много средств, ведь мы пока не достигли того уровня, когда можно расслабиться. Впрочем, расслабляться, вообще, нельзя. Состояние комфортного спокойствия — это отсутствие развития, оно не может продолжаться, придут новые артисты, которые быстро тебя догонят. Надо быть постоянно в тонусе, чтобы быть первым.


Сколько в коллективе артистов?

Основной состав оркестра — это 13 человек. Но периодически выступаем и расширенным составом 15-17-20 человек (это танцоры, шоу-балет, струнная секция). На последнем концерте было 25 человек — это только наши музыканты, танцоры и шоу-балет. Плюс еще были приглашенные гости. Таким большим составом мы никогда до этого не выступали, все-таки далеко не все площадки готовы принять такую компанию. Концерт в RED — это для нас выход на новый уровень. Все, кто был на концерте, были в восторге.




Как вы ищите новых участников?

У нас небольшая текучка, поэтому не часто возникает необходимость кого-то менять. С другой стороны — мы в поиске постоянно, чтобы не пропустить самородок. У нас есть большой список кандидатов, кого-то из них мы используем и в наших малых составах, кто-то впоследствии вливается и в основной состав.

А ищем по-разному. Как правило, это люди из тусовки, но кто-то и сам пишет в личку и предлагает работать вместе. С нашим шоу-балетом, например, мы познакомились на ивент-выставке. Людям интересны новые необычные проекты, и эти проекты сами притягивают новых крутых участников. Бывает, что и кастинги устраиваем.




Кто делает BCJS кроме артистов? Кто занимается продвижением, работой с партнерами?

Первые полтора года я все делал все сам: организовывал репетиции, записи, съёмки, подбирал костюмы и образы, писал тексты, искал выступления, привозил на площадку и отстраивал оборудование и так далее. Я ходил по всяким бизнес-тусовкам, профессиональным выставкам и вечеринкам музыкантов и ивенторов, рассказывал о своем проекте и, видимо, делал это так зажигательно, что все говорили «Вау! Мы хотим в этом поучаствовать!». Многие в итоге вносили свою лепту в развитие проекта. Первый наш офис был в «Шоколаднице» на Пушкинской — мы три месяца с утра до вечера сидели там с нашей первой командой и придумывали сайт, презентации, договаривались о встречах.

Потом я нанял первых менеджеров, снял офис, а сам начал учиться управлять всем этим. Сейчас в команде пять менеджеров. Они занимаются PR, SMM, работой с партнерами и спонсорами, ведением проектов, организацией репетиций и выступлений. У каждого менеджера есть направление, где он круче всего себя проявляет, но также он же может и помочь команде с другими делами, если есть необходимость. Мы постоянно заново по кирпичику выстраиваем систему — новый сайт, новые направления в социальных сетях. Всё должно меняться и соответствовать времени и трендам.

Также есть своя техническая команда — звукоинженеры, техники. Раньше я сам выезжал на площадку с техникой — грузил все в машину, приезжал, все отстраивал, ставил аппарат, одной рукой играл, другой пульт крутил, домой после мероприятия часто возвращался в 5–6 утра абсолютно без сил. Теперь это делает команда.




А сейчас вы выступаете как музыкант?

Иногда. На концерте в RED я выступал, например. Некоторые песни играл на контрабасе, некоторые на перкуссии.

Я постоянно прохожу разные тренинги, постоянно учусь. На одном из недавних тренингов был очень мощный разбор от крутого бизнесмена. Он говорит: «Толян, когда ты прекратишь пытаться монетизировать свое хобби? Тебе нужно менять подход и делать твёрдый бизнес». Он имел в виду, что заниматься всем по чуть-чуть, быть и музыкантом, и организатором, не получится, что мне нужно сконцентрироваться не на музыке, а на организации, так как в этом моя основная компетенция и никто кроме меня это не сделает. Поэтому я пригласил хорошего басиста, а себе придумал новую должность, не очень ответственную, чтобы не занимала много времени, — второй басист. Мне этого достаточно, чтобы удовлетворить мои музыкальные амбиции и получать кайф от сцены. Остальное время я занимаюсь именно продюсированием, ставлю задачи, генерирую новые идеи и реализую их.


В каких клубах вы еще выступали и как выходили на них?

Сначала мы выступали в удаленных от центра клубах, выходил на них по рекомендациям знакомых или сам случайно натыкался в интернете. Потом я познакомился на одном из тренингов с Сергеем Спицыным, он тоже занимался организацией концертов. Мы сначала хотели делать совместный концерт наших коллективов в «РитмБлюз Кафе», с которым у Сергея уже была договоренность. С общим концертом как-то не пошло, и в этом клубе выступили только мы. Хорошее место, мы там еще много раз выступали, но потом оно для нас стало тесным — максимум 120–150 человек может разместиться. Потом появлялись новые клубы «РадиоСити» и «МузПаб», потом добавились еще места. В основном было просто, по отработанной схеме, но в некоторые клубы приходилось пробиваться долго, в «16 тонн», например, пробивались год.




Поделитесь секретом, как добиться выступления в таких клубах как «16 тонн»?

Да нет тут никакого секрета. Сначала пишешь письма с пламенным рассказом о своем коллективе и желании выступить на общую почту клуба типа info@shansov.net. Как правило, их игнорируют. Потом учишься, изучаешь скрипты продаж, ищешь новые фишки, отправляешь уже не просто письма, а красочные промо-страницы. Их, впрочем, тоже игнорируют. Потом начинаешь звонить в клуб, пробиваться через секретарей и администраторов, находить контакты арт-директоров, уговаривать на личные встречи. Если долго долбить в одну точку, то она продолбится, а когда есть инструменты, это становится делом техники.

Когда вы добились встречи с арт-директором — работа только начинается. Помните, что арт-директора, да и все остальные партнеры, с которыми вам придется встретиться, это люди, заинтересованные в цифрах. Информация о количестве проданных билетов на последнем концерте для них гораздо интереснее вашей классной уникальной музыки и крышесрывающих аранжировок. Вы должны рассказать о конкретных действиях для привлечения зрителей. Если можете это сделать убедительно и привести факты, то, скорее всего, вы ударите по руками и организуете концерт. Приукрашать можно, но процентов на десять, не больше. Будьте честны, вы ведь хотите выступать в этом клубе еще не раз.


Расскажите про творческую часть вашей работы — как выбираются песни, кто делает аранжировки, кто придумывает шоу?

Сейчас у нас очередной переломный момент, точнее, переход на следующую ступень. На этом этапе я набираю людей, которые будут заниматься режиссурой, постановкой, хореографией. У меня все-таки нет режиссерского образования, я опираюсь только на опыт, чутье, свой вкус и насмотренность. Если мы хотим расти, то рано или поздно надо нанимать профессионалов, которые приведут нас на другой уровень.

Раньше всем этим занимался я — прослушивал много музыки, придумывал аранжировки, представлял, как будет реагировать публика. Потом ко мне присоединялись наши музыканты, потом случайные люди на выставках хотели помогать, заинтересовавшись проектом.

По сравнению с другими кавер-группами у нас очень скромная программа — около 100 песен, а раньше выступали и с 20–30. Но это все готовый продукт — четко выверенный и отрепетированный на отлично. Ну не может коллектив одинаково круто исполнять 400–600 песен.

Программу мы делали долго, подготовка одного трека занимает много времени: выбор композиции, написание аранжировки для нашего состава, проработка с вокалистами — у каждого свой голос и свои таланты, их нужно использовать, а не придумывать что-то сверхъестественное, что никто не сможет исполнить.

Важно, что мы сами кайфуем от всего процесса. Поэтому музыкантам нравится работать с нами, несмотря на относительно небольшие гонорары. Они тоже постепенно растут и это круто!




Возникают ли сложности в коллективе — все же у вас большое количество творческих людей?

Случаются, конечно, мы же не в идеальном мире живем.

Об управлении творческим коллективом, к сожалению, очень мало информации. В RMA есть несколько занятий об этом, но этого недостаточно. И конечно информация без практики — это лишь информация, нужен опыт. Творческая команда — это вообще другое измерение. Все амбициозные, все звезды, к каждому нужен особый подход — об этом Олег Нестеров (генеральный директор, саунд-продюсер ПЦ «Снегири Музыка», артист группы «Мегаполис» — прим. RMA) много говорил на своих лекциях по продюсированию. Мы сейчас с моим другом и партнёром Сергеем Спицыным сделали свой тренинг по созданию, управлению и продвижению музыкальных коллективов, на котором ведем ребят с их с проектами и не даем наступать на грабли, на которые наступали сами.

Мы можем заниматься продвижением, организацией концертов, но отношение внутри коллектива должны быть на первом месте, иначе проект не сдвинется с места. Довольно сложно, заряжать энергией столько людей на протяжении нескольких лет. Поначалу, когда занимаешься новым проектом, все интересно и как-то само собой происходит. Это длится около полугода. Потом энтузиазм заканчивается, приходит время «херачить» — долго и упорно сидеть и работать, при этом не терять заряда и заряжать других. На этом этапе много коллективов разваливается, потому что талант заканчивается, а новых идей нет.


Откуда у вас эта энергия и силы заряжать ей других?

Просто я сам кайфую, мной движет идея вывести джаз в популярный жанр. Хотя не только она… Еще в детстве, классе в пятом, на уроке истории я сидел и читал про Александра Невского и всех остальных, о которых годами, веками пишут в учебниках истории. Я думал: «Вот это круто. Я тоже хочу, чтобы обо мне писали в книгах». И эта детская мечта до сих пор у меня в голове. Это цель за пределами жизни — оставить что-то ценное после себя. И, наверное, это мне очень помогает. Ведь если я остановлюсь, сдамся, я точно не попаду ни в один учебник. А ведь это мечта! Ей нельзя изменять!




Всегда было интересно, как у кавер-бэндов обстоят дела с авторским правом.

Это интересный вопрос. Когда я пришел в RMA, первые занятия у нас были у Александра Кондратенко, который нас пугал всякими страшными историями про авторские права. Я этим стал горячо интересоваться, прочитал книжки, послушал тренинги, встретился с Александром, он нам помог составить необходимые договоры, помог оформить отношения внутри коллектива, чтобы начать защищать права. Сейчас мы ведем переговоры с РАО. То есть рано или поздно мы к придем к полностью чистому использованию музыки.

Насчет каверов я скажу следующее. На самом деле даже самые крупные «кавер-группы», а к ним я отношу «Хор Турецкого», «Сопрано 10», «Кватро», оркестр «Фонограф» — не всегда соблюдают авторское право и у большинства до сих пор, если копнуть, там огромные дыры. Пока у нас в стране все просто: пока ты маленький, тебя не трогают, а как только начинаешь собирать большие клубы, «Крокус» или «Олимпийский», то готовься. Я уверен, что очень скоро начнут нам всем закручивать гайки, и тот, кто окажется не готов, — улетит с рынка.


Есть желание создавать свою оригинальную музыку?

Да, у нас даже есть несколько песен, и пока одна из них записана. С одной песней особо никуда не пойдешь, поэтому пока потихоньку работаем над материалом.

Авторское творчество — это одно из направлений нашего развития.


А какие еще направления?

У нас четыре основных направления для развития и пока нельзя выбрать что-то одно. Первое — это продолжать делать кавер-шоу и выступать на закрытых мероприятиях — это на данный момент наша основная прибыль, именно этим мы зарабатываем на развитие остальных направлений. Отдельно — это продвижение оригинальных авторских аранжировок, то есть не просто перепевание, а именно переделывание на свой манер, поиск своего языка и выступление с ними на концертных площадках, создание своего рода современного кабаре или театра шоу-программ.

Третье направление — работа со звездами. Мы выступаем как аккомпанирующий состав для звезд, то есть это как «Тодес» только музыкальный. Сейчас мы резиденты вечернего шоу «Мурзилки Life» на «Авторадио», выступаем там со звездами. Это для нас трамплин в медийность.

И в завершение — это, естественно, авторское творчество.




Почему решили пойти учиться в RMA?

Я жадный до любой информации, и, если она есть, я пытаюсь выжать ее максимально. Случайно наткнулся на книжку Ирины Щербаковой «Как стать успешным продюсером?». Раза три или четыре ее уже прочитал, она у меня на столе даже стоит, причем две — одна с моими отметками, вся перечерканная, и вторая, которую Ирина мне сама подарила с автографом, когда я с ней впоследствии познакомился в RMA.

Так вот, на книге был логотип RMA, и я просто загуглил, что это такое. Тогда у меня было время и деньги, отложенные специально на мое развитие, поэтому я просто записался на консультацию. На консультации мне не понравилось, сразу скажу. Не понравилось, что не было как таковой продажи, я сразу понял, что здесь не учат продавать, но подумал, что менеджмент и продюстрование мне тоже интересны.

На занятиях я всегда сидел на первой парте, всегда выходил на контакт с преподавателем, старался максимально быстро внедрять то, что я узнавал на паре. Это вообще очень важно — какая бы полезная информация не была, если ее не начать внедрять в течение 72 часов, она так и останется строчками в блокноте. Поэтому даже если не хочется ничего делать прямо сейчас, нужно пинать себя. Каждый день нужно делать небольшой шаг в направлении своей мечты.

Процентов 70 лекций оказались очень полезные. Это много. К примеру, был цикл лекций «Билеты и билетные программы» Михаила Евграфова (управляющий партнер клуба «ГлавClub Green Concert» — прим. RMA). Благодаря тому, что он сказал на лекции, у меня увеличились продажи процентов на 30–40. Я просто внедрил те инструменты, о которых Михаил рассказал, и они мне помогают до сих пор собрать клубы, и RED в том числе.


Вы сказали, что полезными были 70 процентов лекций, а еще 30?

Просто были лекции, которые не сообщали мне ничего нового, кому-то наверняка и они были полезны. Просто я это уже знал. Впрочем, и на таких лекциях я сидел до конца, и из трех часов выуживал несколько полезных фраз, которые потом мог использовать. Была и парочка откровенных провалов, о которых не хочу вспоминать даже, но этих преподавателей уже убрали из учебного плана, судя по сайту.

Сейчас, кстати, смотрю на расписание текущих групп и вижу много интересных спикеров, которых у нас не было. Хочу диплом наконец-то защитить, чтобы иметь возможность посещать все интересные лекции. Со своей группой не получилось из-за сотрудничества с «Авторадио», просто не было времени — на эфирах с утра до вечера.


На какую тему диплом?

У меня сейчас несколько тем в разработке. Я запускаю еще два проекта — рок-шоу, для которого я нашел очень крутых музыкантов, вокалист, вообще, супер — это смесь Стивена Тайлера и Слэша из Guns N’ Roses и Джима Мориссона. С его менеджером сейчас ведем переговоры, я думаю, что в ближайшее время мы что-нибудь уже создадим, в ноябре уже какой-то продукт появится. Это эксклюзивная информация, кстати.

И еще один проект планирую запускать, тоже уже состав собираю, и большая часть собрана, — музыкальный мэшап, как у диджеев только вживую. Хотим смешивать несовместимые вещи — Metallicaс Буратино, Nirvana с Пугачовой, Depeche Mode с «Владимирским централом». Просто ищем сходное звучание, сходную ритмическую структуру и делаем неожиданные прикольные аранжировки. Такое уже есть, но этого мало, и шоу из этого практически не делают.

По одному из этих проектов и буду писать диплом, скорее всего.


Удачи вам в этом!

Лучше — успехов! Успех от слова «успеть». Удача слишком ненадёжная штука: сегодня есть — завтра нет, на неё нельзя положиться. А вот успех напротив, если успел сделать — герой! И это уже твоё и никуда не исчезнет. Поэтому успехов всем нам!)