Истории успеха

22 августа 2019
Лилия Федорова, певица, автор песен, педагог по вокалу и технике перформанса

Лилия Федорова, певица, автор песен, педагог по вокалу и технике перформанса

«Преподаватели дают уже проверенную на практике информацию, то есть ты можешь ее просто брать и применять, избегая повторения чужих ошибок. Полученные на лекциях знания помогают мне направлять и своих учеников. Умение составлять райдер, работать с площадкой — это то, что стоит знать, даже если у тебя есть менеджер. Во время обучения ходила стажироваться на фестивалях и премиях, чтобы видеть, как все работает. Еще какое-то время я работала менеджером моего одногруппника Руслана Ивакина, который создал прекрасный этнический проект GURUDE. В общем, много разного опыта дает RMA».

Выпускница факультета «Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений» Лилия Федорова пришла учиться в RMA, чтобы найти продюсера, а в процессе поняла, что все-таки пока не хочет быть поп-певицей. Сейчас она педагог по вокалу и технике перформанса, артистка мюзиклов, автор песен. Лилия рассказала нашему сайту об обучении в Ливерпульском институте исполнительских искусств Пола Маккартни, проекте The Broadway Dreams и постоянном развитии.




Как вы начали заниматься музыкой?

Я в шестилетнем возрасте поступила в музыкальную школу, чтобы доказать старшему брату, что буду учиться лучше, чем он. Первые четыре года я, скорее, доказывала обратное. Но со временем во мне проснулась любовь к музыке и сцене. В 14 лет уже писала какие-то песни и стихи. Отправляла свой тинэйджерский рэп на пейджер MTV, они мне перезванивали, и я зачитывала его в прямом эфире.

Я активно выступала до 23 лет, а потом решила сделать паузу, и она у меня затянулась. Десять лет я была сконцентрирована на педагогике, писала музыку для учеников и для себя, но не выступала. Начала возвращаться на сцену после первого шоу Broadway Dreams, эти лаборатории дают хороший толчок и понимание, что происходит на рынке. Сейчас штурмую наши театры, хочу быть актрисой музыкального театра.

Что такое The Broadway Dreams?

The Broadway Dreams — международная компания, они посещают разные страны и проводят воркшопы для артистов, в конце которых организуют шоу-кейсы. В Москве организатором лабораторий выступает театральная компания Дмитрия Богачева «Бродвей Москва». В общем, это интенсивное обучение от американских постановщиков, хореографов и действующих актеров Бродвея. За десять дней специалисты из Нью-Йорка проводят для нас занятия по актерскому мастерству, хореографии и вокалу.

В этом году я третий раз принимала участие в такой лаборатории. Первый был в Москве в прошлом году, потом был европейский опыт — я стала участником в Германии.

Как попадают на такие лаборатории?

В России всё начинается с заявки на участие на сайте moscow-broadway. ru. Чем раньше подаёшь заявку, тем вероятнее участие в очном кастинге перед продюсерами из Нью-Йорка. Если ты успел заявиться вовремя, организаторы отправляют репертуар, из которого нужно выбрать песни для вокального номера, еще можно было приготовить что-то свое, про запас, так сказать. Далее идет танцевальный кастинг, после которого уже становится известно прошел ты или нет. 




Вы волновались перед кастингом?

Конечно, кастинг — это всегда волнительно, даже когда ты готов и знаешь режиссеров и поставщиков. В любом случае ты готовишься и показываешь лучшее, что можешь на данный момент. Чтобы избавиться от волнения перед кастингом, нужно в первую очередь быть хорошо подготовленным. Когда я понимаю, что времени на подготовку мало, то откладываю все дела и работу, окунаюсь с головой в этот проект.

Самое трудное начинается после того, как кастинг пройден. Участники мастерской очень много работают, нужно быть к этому готовым. За две недели нужно подготовить полуторачасовой шоу-кейс. В этом году темой стали киномюзиклы: мы исполняли отрывки из знаменитых бродвейский шоу «Американец в Париже», «Скрипач на крыше», «Девять», «Мэри Поппинс». Еще был «Кордебалет», в котором пришлось вспомнить все свои хореографические таланты.

Так как у меня уже был опыт работы с бродвейцами, я знала, чего ожидать и заранее готовилась: и морально и физически. Иначе можно просто не встать после первого дня репетиции. Занятия начинаются рано утром, расписание плотное, иногда репетировали без обеда. Потом ты приходишь домой и продолжаешь все учить, потому что, если на первой репетиции мы учим вокальную часть, а на второй — хореографическую, то на третьей уже нужно все соединить. Бродвей работает очень быстро и чётко. 




А если не успеваешь?

Преподаватель говорит: «Запишите на диктофон и учите в свободное время».

Нужно быть предельно сконцентрированным. Я, например, отложила все дела, в том числе работу с учениками в студии. Другого выбора нет, нужно делать классное шоу, в конце концов, зрители покупают билеты, нельзя делать плохо.

Вы учились в Ливерпульском институте исполнительских искусств Пола Маккартни, как вы туда попали?

Первое образование я получила в сфере туризма, и четыре года проработала аниматором в Египете. Там я познакомилась с преподавательницей по вокалу из Лондона Элеонор Николаус. Она и рассказала про институт исполнительских искусств и предложила написать им. Я отправила запрос и мне ответили! Наверное, их заинтересовала девочка из Сибири — я тогда жила в Красноярске. Я отправила демо-запись, и в итоге меня пригласили на вступительные экзамены, которые начинались через пару недель. А я тогда вообще была в селе Туруханск в тысяче километров от Красноярска. Я не задумываясь преодолела путь Туруханск — Красноярск — Москва — Лондон — Ливерпуль. Повезло, что у меня уже была британская виза. К вступительным я готовилась в пути, надо было показать вокальное и актерское мастерство и хореографию. Спела что-то из мюзиклового репертуара на английском и песню на русском языке, прошла тур по хореографии, сделала интерактивный скетч из аниматорского прошлого, комиссия оценила, они прямо улюлюкали мне. В России такое бы не прошло, мне кажется.

Меня зачислили на годовой дипломный курс, который сочетает в себе концентрацию трехлетней программы бакалавриата. Обучение в Англии дорогое, я просто не могла себе позволить учиться и жить там три года. Сначала мне показалось, что учебный план довольно спокойный и размеренный, но потом стало понятно, что у нас нет ни одной свободной минуты. Кроме занятий с преподавателями было много самостоятельной работы, мы постоянно находились в процессе подготовки. 




Я так понимаю, что после окончания института, вы продолжаете постоянно учиться, проходите вокальные мастер-классы и берете индивидуальные уроки?

Да. Я считаю, что какую профессию ты ни выбрал бы, нужно развиваться. Если ты перестаешь развиваться — уходи из профессии, потому что больше ничего не сможешь дать.

Я занимаюсь с мировыми профессионалами, при этом могу приходить на мастер-класс к одному и тому же педагогу несколько раз, и каждый раз узнаю что-то новое. Это значит, что и этот профессионал, мастер своего дела, никогда не перестает учиться.

За десять лет я прошла очень много. В Ливерпульском институте искусств я узнала о системе пения в речевой позиции от Сета Риггса — педагога, который больше тридцати лет работал с Майклом Джексоном. После окончания института я поехала в Америку, проходить курс по преподаванию по системе Сета. Я хотела сделать все официально и получить сертификат, который подтверждает мое право работать с учениками над пением в речевой позиции.

Вернувшись в Россию, я продолжила брать мастер-классы у американских педагогов по скайпу. Например, с Грегом Энрикесом, который тоже работает по системе Сета и занимался с Селин Дион, Кортни Лав, Бритни Спирс. Он, кстати, выступал в бизнес-школе RMA вместе с Рондой Карлсон, которая учит исполнителей технике перформанса. Систему пения в речевой позиции я считаю базовой, но учусь не только ей и даже не всегда именно вокальному мастерству. Американские театральные артисты умеют делать всё, и благодаря этому, ты не думаешь о том, как они поют и как они выступают, ты просто наслаждаешься шоу.

А как вы начали преподавать?

Приехав после Ливерпуля, я хотела поделиться накопленными знаниями и отдохнуть от анимации и выступлений. Устроилась в студию вокала, потом поехала в Москву и как-то задержалась. Начала активно преподавать. Я чувствовала, что востребована.

Я использую в работе разные техники, не только систему Сета Риггса. Например, готовила учениц к проекту «Песни на ТНТ» с использованием техники перформанса, когда ты не просто поешь, ты по-другому существуешь на сцене, открываешься с новой стороны. Члены жюри подумали, что моя ученица исполнила авторское произведение, настолько она вжилась корнями в песню. Это техника важна для любого артиста, я ей научилась у Ронды Карлсон.

В основном я даю индивидуальные занятия для взрослых, но бывают и мастер-классы. Подготовка программы мастер-класса — длительный процесс, потому что тяп-ляп я делать не умею и не хочу. Хочу, чтобы все было масштабно, качественно и максимально информативно. Стараюсь включать разные техники, например, буду учить вокалистов делать ларингальный массаж, чтобы избавляться от зажимов гортани. В конце концов, речевой аппарат — наш главный инструмент, о нем нужно уметь заботиться.

Еще включила важную часть — подготовка к кастингам. В России пока не развита эта культура, а есть много нюансов, которые желательно знать всем. Нужно понимать, какой длинны исполнять отрывок, с чего начать, понимать, когда ты звучишь максимально ярко, быть готовым к импровизации. И вообще быть готовым ко всему, не теряться.

Я люблю открывать новые грани в себе и других. С артистами интересно работать, потому что они всегда хотят быть лучше, но, к сожалению, не всегда хотят заниматься регулярно. И моя задача объяснить ценность именно систематических занятий. В итоге, они всегда с благодарностью относятся. 


Вы сказали, что хотите быть именно театральной актрисой, выступать в мюзиклах. Чем вам нравится этот формат?

Я познакомилась с этим жанром еще до обучения в Ливерпуле, когда много выступала. Тогда какой-то особой любви к мюзиклам у меня не было, я не понимала, насколько это всё прекрасно. Вокал, хореография, актерская игра, шоу — только представьте сколько всего в одном представлении. Российские зрители очень любят мюзиклы, но именно российских шоу у нас мало, точно недостаточно для такой большой страны. 




Как считаете, почему?

Во-первых, тема с мюзиклами еще не так развита. Железный занавес затормозил развитие во многих сферах, в том числе и в культурной, поэтому в России мюзиклы начали появляться только в начале 90-х (не включая рок-оперы и оперетты), а в Нью-Йорке гораздо раньше. Разница между нами идёт приблизительно с разрывом в 30 лет! Понятно, что после падения занавеса, мы не могли так быстро наверстать упущенное, хоть Россия и быстро адаптируется ко всему. С этим же связана нехватка талантливых сценаристов, которые хотят работать с этим форматом.

Во-вторых, бюджет. Все-таки мюзиклы — это масштабные проекты, в которых задействовано много актеров, нужно много репетиций и, следовательно, место для них, нужны костюмы и сложные декорации, аренда зала и прочие многомиллионные затраты. Я весной ездила в Америку, на Бродвей, чтобы вдохновится этой атмосферой и пообщаться с профессионалами, и еще раз убедилась какие колоссальные деньги вкладывают в шоу.

Почему вы решили пойти учиться менеджменту в музыкальном бизнесе?

Чтобы узнать, как устроена наша музыкальная индустрия. К тому же, в то время я планировала запустить свой поп-проект и хотела узнать, как продвигать новый продукт на рынок. Еще была цель найти директора или продюсера, который бы занялся моим продвижением. Потом поняла, что продюсеру нужно предложить что-то уникальное, вкладывать деньги в просто хорошего вокалиста уже не хотят.

Было очень круто посмотреть на эту индустрию изнутри. Ходила стажироваться на фестивалях и премиях, чтобы видеть, как все работает. У нас в группе были ребята, которые отказывались от практики, и мне это не понять, если честно. Будь то Big Love Show или Park Live — это масштабные шоу, на которых работают множество людей, никогда не знаешь, с кем познакомишься. Я, например, на одном из фестивалей познакомилась с саунд-инженером Мэрилина Мэнсона, который работал еще и с мюзиклами, от него я узнала много нового об этом жанре. Вообще, я познакомилась с невероятным количеством классных людей из индустрии, с которыми мы до сих пор сотрудничаем в разных проектах. Нетворкинг — это главное в этом бизнесе все-таки.




Преподаватели дают уже проверенную на практике информацию , то есть ты можешь ее просто брать и применять, избегая повторения чужих ошибок. Полученные на лекциях знания помогают мне направлять и своих учеников. Умение составлять райдер, работать с площадкой — это то, что стоит знать, даже если у тебя есть менеджер. Еще какое-то время я работала менеджером моего одногруппника Руслана Ивакина, который создал прекрасный этнический проект GURUDE. В общем, много разного опыта дает RMA.

Вообще, за тот год поменялось мое представление о том, что я действительно хочу, ушло желание быть поп-певицей в том формате, который я представляла ранее. За шоу-бизнесом мне сейчас интересно наблюдать со стороны. Но чем чёрт не шутит!