Новости факультета
11 октября 2018

«Бэнкси совершил переворот, превратив у всех на глазах картину в перформанс»

Во время торгов аукционного дома Sothebyʼs, состоявшихся 5 октября в Лондоне, картина уличного художника Бэнкси «Девочка с воздушным шаром» самоуничтожилась (наполовину) в тот самый момент, когда полотно продали за 1,04 млн фунтов стерлингов, и изменила тем самым все правила современного искусства, пишет Forbes.




Арт-рынок оживился: едва закончились торги на аукционе Sothebyʼs в Лондоне, где была частично порезана и продана картина Бэнкси, а весь мир уже гадает, насколько она выросла в цене и за сколько ее теперь можно будет перепродать. В тот момент, когда молоток аукциониста ударил в третий раз, означая, что покупатель найден и сделка закрыта, изображение поехало вниз и, пройдя сквозь шредер, встроенный в массивную золоченую раму, оказалось наполовину превращенным в бумажную вермишель. Но покупатель, говорят специалисты, не отказался от своего приобретения.

Британский уличный художник неоднократно повторял свою «Девочку с воздушным шаром». Первоначально, в 2002 году, это было два граффити в разных районах Лондона, одно из которых было подписано «Thereʼs always hope» («Всегда есть надежда»). Другое в 2014 году вырезали из стены и, оценив примерно в 500 000 фунтов, выставили на торги. Тогда же «Девочка с воздушным шаром» стала символом антивоенной сирийской кампании: Бэнкси дополнил изображение платком и спроецировал его на Эйфелеву башню и на Колонну Нельсона в Лондоне. И, разойдясь миллионными тиражами в форме принтов и сувенирной продукции, к 2017 году граффити стало настолько узнаваемым, что британцы признали его главным национальным изображением в опросе, проведенном компанией Samsung.

Параллельно этому в 2006 году Бэнкси создал вариант работы на холсте, поместив «Девочку» в массивную золотую раму, который долго — 12 лет! — ждал своего часа, чтобы стать новым символом современного искусства.

«Бэнкси совершил переворот, превратив у всех на глазах картину в перформанс, — говорит руководитель аукционного агентства BALTZER Григорий Бальцер. — Если бы он порезал ее до конца, это была бы уже инсталляция, совершенно иная форма искусства. Тогда объект продажи полностью сменил бы статус: продавалось бы уже не само изображение, а куча изрезанной шредером бумаги».

Читать далее…

Все новости >