Истории успеха

01 ноября 2018
Тамуна Аршба, сооснователь и директор Erti Gallery

Тамуна Аршба, сооснователь и директор Erti Gallery

«Когда я решила заняться галерейным бизнесом, мне нужно было научиться менеджменту, получить структурированные знания и узнать, как это всё происходит на практике. В RMA я могла не бояться, что получу неактуальную информацию. Здесь преподают те люди, которые сейчас включены в процесс, работают с российским и международным арт-миром. И преподаватели всегда готовы делиться опытом».

В прошлом году в Тбилиси на улице Ингороква официально открылась галерея Erti, сооснователем и директором которой является выпускница факультета «Арт-менеджмент и галерейный бизнес» Тамуна Аршба. Предлагаем вашему вниманию интервью Тамуны, которая рассказала о галерее, современном искусстве в Грузии и арт-ярмарках.




Расскажите о создании галереи Erti, насколько я знаю, сначала она называлась TNN Gallery.

Да, сначала у нас был онлайн-проект TNN. Всё началось четыре года назад. Я и моя подруга и партнер Натия стали изучать грузинский арт-рынок и поняли, что его нет. У талантливого грузинского художника было три пути: уехать из страны, сотрудничать с европейскими галереями или работать в мастерской и как-то самостоятельно заниматься продажами. Мы начали готовить стратегический план, и параллельно сделали онлайн-платформу, на которой представляли местных художников. Тогда же начали участвовать в ярмарках, где не требовалось физического пространства галереи, например, Start и Art 16 в Лондоне.

Это были первые шаги: с опытом мы понимали, с какими художниками работать, как их развивать, что делать дальше. И так постепенно пришли к решению открывать свою галерею.

Почему вы вообще этим заинтересовались? Откуда интерес к современному искусству?

Искусство всегда было нашим интересом. Это само получилось: мы ходили на выставки, знакомились с художниками, галереями, покупали работы. Мы много ездили по миру и понимали, что в Грузии все как-то не так. Пришло осознание, что мы новое поколение и должны содействовать развитию.

Когда вы решили открыть галерею, откуда брали знания, как все нужно делать?

Смотрела на опыт других галерей, общалась с людьми из индустрии. И, конечно, помогло обучение в RMA, куда я поступила, когда решила заняться галерейным бизнесом.

Почему выбрали RMA?

Мне нужно было научиться менеджменту, получить структурированные знания и узнать, как это всё происходит на практике. В RMA я могла не бояться, что получу неактуальную информацию. Здесь преподают те люди, которые сейчас включены в процесс, работают с российским и международным арт-миром. Приятно, что преподаватели всегда готовы делиться опытом. Например, лекции по законам арт-рынка Ольги Ващилиной (куратор и art adviser) и занятия по устройству арт-ярмарок Виктории Кондрашовой (директор русского офиса viennacontemporary) помогли в работе, а после лекций Карины Спиваковой (к.э.н., основатель продюсерского и бизнес-консультационного центра) можно составить бизнес-план своего проекта. Сергей Попов (основатель и директор галереи pop/off/art, куратор) и Владимир Фролов (арт-дилер, владелец галереи Frolov) честно рассказывают о галерейном бизнесе. Николай Палажченко (куратор факультета «Арт-менеджмент и галерейный бизнес») всегда был рядом, он готов поддержать в любой ситуации. В общем, могу еще перечислять, но суть, думаю, понятна — в RMA дают знания, которые можно применять в жизни.

Ну и чтобы понять, что такое современное искусство, недостаточно просто читать теорию, нужно ходить на выставки, общаться с людьми. RMA помогает выбирать правильные места и знакомит с профессионалами.

Давайте вернемся к Erti. Есть у галереи глобальная цель?

Наша цель — выйти на международную сцену, то есть представлять грузинских художников в мире. И я считаю, что мы к этому готовы, — выставки, которые мы делаем, соответствуют и даже превосходят многие галереи, которые существуют в Европе.

На каждой выставке мы пытаемся сделать то, чего раньше не было. На выставке Тато Ахалкацишвили мы сделали масштабную световую инсталляцию. С Ута Бекия делали девятиканальную видеопроекцию, и это был самый большой масштаб видео-арта, который показывали в Грузии. Ещё была громкая мультимедийная выставка Левана Сонгулашвили, состоящая из крупномасштабных картин, инсталляций и видеоарта. Это было ново и необычно.



Never sleep upside down, Tato Akhalkatsishvili


Это форматы, которых в Грузии ещё не было?

Да, и мы изначально так планировали. Мы делали ремонт в галерее почти год, потому что хотели создать все условия для самовыражения художников, чтобы они могли создавать проекты любого масштаба и сложности.

Все проекты очень разные. В сентябре прошла выставка фотографа-документалиста Даро Сулакаури. В зале были представлены портреты обычных людей и два раза в месяц можно было поговорить по скайпу с человеком на фотографии. Такой скайп-перфоманс получился, мы его записали и сделали отдельную работу.




Кто придумывает концепции выставок?

Это совместная работа галериста, художника и куратора. Мы стараемся приглашать известных, опытных кураторов из Европы, связывая таким образом наших художников с зарубежной индустрией.

Вы работаете только с грузинскими художниками?

В основном с грузинскими, но не только. Сейчас в галерее идет групповая выставка кавказских художников «Tomorrow will be yesterday» с Таус Махачевой, Асланом Гайсумовым, Ситарой Ибрагимовой, Кока Рашивили, Лусинэ Джанян, Тато Ахалкацишвили. Куратор — Андрей Мизиано. Интересная история у этой выставки: в 2014 году ее показывали в «Гараже», а в прошлом году — в Laura Bulian Gallery в Милане.



Tomorrow will be yesterday


Как вы определяете, стоит работать с этим художником или нет? Будет ли он интересен вашим зрителям или нет?

Самый главный показатель для нас — работы художника должны соответствовать современному мировоззрению. Если это не так, это неинтересно. А если нам неинтересно, мы не сможем представлять работу так, как бы этого хотел художник. Можно много говорить о технике и потенциальном успехе, но, если галерист не уверен в работах, он не сможет их качественно представить и продать.

Какая посещаемость у галереи?

Думаю, как у всех — в будние дни меньше людей, в праздники и выходные больше. Поэтому я стараюсь по праздникам не закрывать галерею, и все наши сотрудники знают, что Новый год, скорее всего, проведут на работе. Просто, именно в выходные и праздники людям хочется гулять, наслаждаться искусством. К тому же много людей приезжает на выходные в Тбилиси из других стран, примерно половина посетителей — туристы. Много приходит студентов — не искусствоведов или художников, а просто молодых людей, которые интересуются.

Во время выставки Ливана Сонгулашвили у нас были очереди. Забавно, что нам звонили и спрашивали: «А сколько у вас стоит билет?» или «А ваш музей каждый день работает?». Это даже приятно.

Вы активно представляете галерею на мировых арт-ярмарках. Как выбираете ярмарки, в которых участвовать?

Мы много ездим по ярмаркам и смотрим, что и как выставляют, где бы мы хотели принять участие, а где не стоит. Смотрим на престиж мероприятия, на значимость организаторов.



Стенд Erti Gallery на Cosmoscow, 2018 год


Я так понимаю, на престижные ярмарки и попасть непросто?

Очень непросто. На ярмарках уровня viennacontemporary, Art Dubai, Art Geneva жесткий отбор. Нам, можно сказать, повезло: к Грузии сейчас большой интерес со стороны мирового арт-сообщества, поэтому ярмаркам хочется, чтобы была представлена грузинская галерея. Главное, сделать хороший проект.

Мы заранее смотрим, что было представлено другими галереями в предыдущие годы, изучаем, какое направление предпочтительно. Стараемся придумать, как сделать стенд особенным, чтобы он выделялся среди сотен других участников. Например, в прошлом году на Cosmoscow мы выставляли известную кинетическую скульптуру «Мужчина и Женщина» Тамары Квеситадзе, семиметровую версию которой в 2011 году установили в Батуми. Наш стенд был во всех инстаграмах. На viennacontemporary в этом году возили небольшие керамические скульптуры Уты Бекиа их расхватали как горячие пирожки.


Стенд Erti Gallery на viennacontemporary, 2018 год


Расскажите про Tbilisi Art Fair, которая в этом году проходила впервые.

Это очень важное начинание. Когда мы узнали о том, что в Тбилиси собираются проводить международную ярмарку современного искусства, мы сразу связали с учредителем и обещали поддержку. Кроме стенда, мы делали параллельную программу, приглашали своих коллекционеров из России, Женевы, Франции. На этом мероприятии удалось собрать очень интересный круг любителей искусства, получилось всё красиво и весело. Мне кажется, все были довольны.

Что вам дает участие в ярмарках?

Контакты, продажи, репутация, продвижение галереи и страны. Сейчас на некоторых ярмарках уже узнают и все реже звучит вопрос: «Грузия — это страна или американский штат?». Я не шучу, были и такие вопросы. Люди, с которыми мы часто знакомимся на ярмарках, приезжают в Грузию, приходят к нам, мы продолжаем сотрудничество, делаем совместные проекты.

Вы сказали про то, что ярмарки дают продажи, а участие окупается?

Зависит от опыта. Когда мы начинали, тяжело было окупить стенд, расходы на поездку. Нас не знали. Сейчас мы наблюдаем позитивную тенденцию, на Cosmoscow, например, продали весь стенд, в том числе видеоработу, на венской ярмарке тоже.

А в целом галерейный бизнес — это прибыльное дело?

Я верю, что прибыльное, если разумно к этому подойти. Мы открылись всего год назад, и уже сейчас очевидно, что доходы растут, но и вместе с ними растут и расходы, так как у нас амбициозные планы. Главное — любить то, чем ты занимаешься. Если не быть фанатом искусства, то ничего не получится: не будут ни денег, ни качества, ни удовольствия. В Тбилиси есть люди старшего поколения, у которых есть стереотип, что современное искусство — это непонятная ерунда. Но я вижу, что и они уходят с выставки со своими эмоциями и мыслями. И, когда я это вижу, думаю, что цель достигнута.


The STYX, Levan Songulashvili


Бывает, что заходят с улицы и хотят что-то купить?

Да, и часто. В основном это туристы, которые хотят купить что-то ценное на память о Грузии. У нас большой ценовой диапазон: есть маленькие графические работы по 200 евро, есть холсты музейного уровня за 30 тысяч евро.

Что вы можете сказать об арт-рынке в Грузии?

Я не уверена, что мы можем говорить о полноценном арт-рынке. Однако постепенно появляются люди и компании, которые не только покупают работы, но и хотят с нами сотрудничать, ездить вместе на ярмарки, развиваться вместе с нами. Я всегда говорила: «Если не предлагать, спроса не будет». Это элементарный закон рынка.

Грузия сейчас в тренде, и она быстро развивается в области моды, кино и искусства. Вместе с нами три-четыре года назад начали появляться и другие галереи, молодежные платформы, становится больше современных художников. Всё очень бурно развивается, и мир уже знает об этом. Больше людей стремится в Грузию: пять лет назад Тбилиси был пустым городом, а сейчас в июле невозможно найти место, чтобы сесть.

Что посоветуете человеку, который приехал в Тбилиси? В какие места сходить, чтобы посмотреть на современное искусство?

К нам нужно зайти, конечно же (19 Pavle Ingorokva St.). Есть резиденция Рия Кебурии, которая недавно открылась. Есть интересный андеграундный проект — Patara Gallery, которая находится в подземном переходе. Галерея Project Art Beat тоже старается развиваться и работать над популяризацией грузинских художников. Еще недавно в Тбилиси открыли Музей изобразительных искусств, также есть Музей современного искусства Зураба Церетели. И вообще, в Тбилиси хорошо — приезжайте!