Истории успеха

02 октября 2019
Надежда Зиновская, основатель Cube.Moscow

Надежда Зиновская, основатель Cube.Moscow

«Мне кажется, RMA дает очень много для рынка искусства — много кадров выпускает, людей, желающих что-то делать. В какой-то момент поняла, что очень многие, с кем я соприкасалась в арт-индустрии, учились в RMA, в Cube работали и работают выпускники. Две галереи в нашем пространстве тоже выпускников: PA Gallery Лены Паршиной и MIZK Gallery Ирины Мариновой. Пока — это мое субъективное мнение — это лучшая образовательная площадка для изучения менеджмента в области искусства».

Надежда Зиновская и Елена Белоногова познакомились во время обучения на факультете «Арт-менеджмент и галерейный бизнес» в 2013 году. Тогда девушки интересовались искусством параллельно с основной работой, но потом поняли, что пора все менять и заниматься тем, что действительно нравится. В 2019 году в здании отеля The Ritz Carlton в пяти минутах от Кремля Надежда и Елена открыли новое арт-пространство Cube. Moscow. Что это такое, читайте в интервью, которое Надежда дала нашему сайту.




Давайте сначала поговорим о том, что было до Cube. Откуда появилось желание работать с искусством?

Все довольно просто: я родилась в семье художников и пошла по пути бабушек, дедушек, родителей, сестры, получив профильное художественное образование. Но довольно быстро поняла, что мне интереснее управлять, чем творить. Мыслить стратегически, работать над глобальными проектами — это мое. Так и получилось, что в семье я единственный менеджер.

Вы сразу стали арт-менеджером?

Нет, сначала я занималась дизайном и производством игрушек в больших компаниях. В моей работе было, конечно, и творчество, но гораздо больше менеджмента: разработка изделий, отстройка производства в Китае, брендинг, маркетинг, реализация. Был и колоссальный управленческий опыт, нужно было руководить большим количеством людей и процессов.

На взлете карьеры я приняла предложение переехать работать в Москву. И в первый же год пошла учиться на факультет «Арт-менеджмент и галерейный бизнес». 




Зачем?

Кем и где бы я ни работала, я никогда не забывала про искусство. Не люблю слово «хобби», но, наверное, это самое подходящее описание. Кто-то спортом занимается, кто-то в театры ходит, а я занималась искусством.

Параллельно с основной работой я продвигала художников, организовывала выставки и фестивали. Еще до переезда, всегда приезжала на «Арт-Москву», на Московскую биеннале современного искусства, ездила на международные арт-ярмарки. А когда переехала, жила рядом с Винзаводом. Многие мои друзья так или иначе были в индустрии: кто-то галерею открывал, кто-то картины продавал. В общем, искусство меня окружало. Но мне всегда было важно знать, что происходит за кулисами всех ярмарок и галерей. Курс арт-менеджмента в RMA объединяет то, что мне нравится: искусство и менеджмент.

Параллельно с работой и учебой я открыла галерею ZART на корабле «Брюсов», вела активную деятельность по продвижению якутских художников. Но просто руководить галереей для меня всегда было недостаточно, мне хотелось больших, сложных стратегических проектов. Когда много людей занимаются одним делом, когда из ничего появляется что-то совершенно новое, тогда я чувствую внутреннее удовлетворение.

Когда искусство стало основной деятельностью?

В какой-то момент я поняла, что больше не хочу совмещать искусство с должностью генерального директора в большой компании, душа взяла верх, и я ушла с работы без конкретных планов, в никуда.

Я уволилась 8 марта, а 21 марта улетела в Гонконг, где факультет «Арт-менеджмент и галерейный бизнес» организовал деловую программу на ярмарке Art Basel Hong Kong. Во время поездки я познакомилась с другими выпускниками и студентами RMA. Такие все заведенные были после этой стажировки, жаждали деятельности, писали мне, предлагали делать совместные проекты. Написала и Лена Паршина, и в итоге мы с ней проехали десять тысяч километров, за лето представив своих художников на трех европейских ярмарках. 



На ярмарки же просто так не попасть?

Да, нам все говорили: «Подавайте заявки и однажды вас позовут». Мы подготовили разных художников для каждой ярмарки и подали проекты, в итоге нам все ответили. Мы загрузили работы в машину и поехали: начали с Сан-Себастьяна в Испании, потом Сен-Тропе и завершили в Бильбао. Но не завершили, на самом деле. Как тогда сели в эту машину, так с тех пор и не останавливались. Эта поездка стала знаковой для нас обеих, мы познакомились со многими людьми, с которыми до сих пор сотрудничаем.

А еще вспомнила важную вещь! До этой поездки я немного поработала с Варшавским фондом поддержки современного искусства. Этот фонд организовывал саммит коллекционеров, где я вызвалась развлекать коллекционеров вместо волонтера, который не смог выйти. Так я познакомилась с Ули Сиггом, с которым у нас завязались очень дружеские отношения. Сейчас, как вы знаете, Ули — патрон Cube. 


 

Как так получилось?

Сложно такие вещи объяснить. Можно просто сказать, что он заинтересовался моим рассказом о российских художниках, но все сложнее, все строится на человеческих отношениях, на энергетике. Он увидел во мне танк, который невозможно остановить. Даже звал работать в свой фонд, но я не была готова уезжать из России.

Я позвала Ули в Москву знакомиться с нашим искусством лично. Мы с Леной вернулись из поездки, а через три дня прилетел Ули. А потом как-то все понеслось, что невозможно восстановить хронологию: мы поняли, что нужно создавать в Москве какую-то новую точку — место силы для тех, кому важно искусство.

Изначально думали об открытии фонда. Ули хотел найти в России несколько людей, которые станут коллекционировать современное искусство, и помочь им в этом. Когда мы стали разрабатывать программу под эту идею, поняли, что нужна площадка — хоть какое-то небольшое пространство, потому что все опять же строится на человеческом общении, нужно место, где кураторы будут знакомиться с художниками, куда смогут приходить коллекционеры. Ули готов был оказывать любую поддержку, у него есть связи по всему миру.

Все это время я поддерживала контакт с Леной Белоноговой: мы учились в одной группе, встречались на общих мероприятиях. Я познакомила ее с Ули, рассказала о затее, а она как раз искала проект в области искусства. Все совпало и процесс пошел, уже вместе мы домыслили до того, что вы видите сейчас. 



Надежда Зиновская, Ули Сиг, Елена Белоногова

Почему выбрали такой формат?

Мы примерно представляли, как должно выглядеть наше место притяжения, и искали способы его создать, учитывая, что не можем просто вливать бесконечный поток денег. Площадка в центре Москвы — это очень дорого.

На самом деле, толчком для формирования такой бизнес-модели стали выпускники RMA — это люди с определенными интересами, которые имеют определённый уровень дохода, занимают хорошие должности. Это такой срез всех, кто планирует работать с искусством. Во время обучения они загораются, они вдохновлены и находятся на подъеме. Мы захотели объединить эмоциональный порыв и стремление делать что-то новое в области искусства в один проект, дать возможность запуститься молодым галереям без больших затрат на аренду, технические нужды, уборку, охрану и так далее.

Плюс, одно дело открыть галерею, и совсем другое — обеспечить поток посетителей. Если ты стартап все еще сложнее, ты не можешь позволить себе уже известных художников, поэтом берешь новичков. Стартап на стартапе — никому это не интересно. Когда объединяется много галерей, любой пиар работает на всех. Это помогает выживать даже самой маленькой начинающей галерее.

Мы начали отталкиваться от этой идеи и поняли, что нужно минимум шесть галерей объединить, чтобы финансовая модель была рабочей. И собственно начали искать помещение. 




Какие плюсы и минусы в том, что вы находитесь в премиальном отеле?

Важно понимать, что Ritz Carlton — это не просто премиальный отель, это категория «премиум плюс». С этим есть сложности.

Какие, например?

Самый простой пример — в отеле нет указателей и информационных табло, то есть у нас нет стрелочки «Cube там», зато девушка на входе вас проводит прямо до лифта и нажмет нужную кнопку. Естественно, нужно постоянно проводить работу с сотрудниками, чтобы они знали кто мы, как правильно произносится название, что такое современное искусство. Даже в тренинге повышения квалификации теперь есть пункт про Cube.

Еще это Тверская улица, напротив Дома Правительства и прямо рядом с Кремлем, здесь очень сложно сделать навигацию, элементарную вывеску на фасаде.

Есть еще человеческий фактор, не все могут так просто зайти в дорогой отель, у нас есть отдельный вход, но там сейчас идет ремонт, а когда на Art Weekend приходит много людей, возникает очередь у лифтов.

В общем, многое казалось проще. Очень много работы мы проделали за последние полгода и продолжаем работать. 




А какие плюсы в вашем расположении?

Это все-таки самый центр, к нам удобно приехать и на метро, и на своей машине. Говоришь: «Ритц Карлтон», и гости сразу понимают, что приехать к нам легко и комфортно. С точки зрения партнерских мероприятий это удобная локация, которая прибавляет нам вес уже в начале переговоров.

Сейчас работаем над привлечением туристического потока, который здесь чуть ли не самый большой. К лету мы еще не успели развить активную пиар-компанию, чтобы быть ценными сами по себе, стать популярной туристической точкой. А летний сезон — это мертвое время, особенно если ты находишься в подвальном помещения и у тебя нет веранды.

Какая у вас целевая аудитория?

Мы хотим, чтобы Cube стал полноценным маркетплейсом, и, если бы рынок современного искусства в России был бы развит, мы бы в первую очередь привлекали бы покупателей. Но все не так радужно, поэтому наша вторая задача — поддержка современного искусства и вывод его на международный рынок. Мы стараемся всегда расширять аудиторию, проводя разные выставки, привлекая новых людей, все больше втягивая новичков в искусство.

Безусловно, мы приглашаем профессиональную аудиторию, признание которой важно, если мы не хотим превратиться в торговый центр с непонятным искусством. 




Расскажите, как все устроено: как отбираются галереи, кто отвечает за контент?

Мы планировали две известные галереи, с большим опытом работы — такая, тяжелая артиллерия; две совершенно новые галереи, которые ранее не были нигде представлены; два иностранных проекта и два молодых и очень активных. Так примерно и получилось. Отбирали своей внутренней комиссией, смотрели планы экспозиций, дополнительных мероприятий.

Вы сами ищите и приглашаете галереи, или галереи присылают запросы?

Кончено, когда мы только начинали, мы сами по тысяче раз ходили в галереи, которые нам интересны, рассказывали о своих грандиозных планах, призывали их воображение, чтобы на месте стройки представить наше прекрасное пространство. Тогда еще и у нас не было колоссального опыта, значимых проектов, мы уговаривали галеристов просто нам поверить.

Сегодня у нас есть листы ожидания, если их так можно назвать. Когда какая-то площадка освобождается, мы представляем, кого на нее позвать. Вообще, мы предполагаем регулярную ротацию галерей. 


 

А расскажите о проектах, которые делает сам Cube.

Мы делаем примерно три кураторские выставки в год на площадке, это наши проекты. В этом году мы сотрудничали с Институтом современного искусства и «Базой», давали площадку для выставок выпускников. Мы работаем с институциями, у которых уже есть сплоченный коллектив, кураторы, художники, — то есть мы примерно представляем, что получится в итоге, можем положиться на качество.

Под каждый проект мы организовываем образовательную программу, например, во время работы выставки международного обмена оттисками «20:20 Print Exchange» лекции шли почти каждый день, несмотря на конец июля — вроде бы мертвое время.

В сентябре у нас стартовала очень насыщенная программа, все расписано до декабря. В общем, следите за нашими новостями, запланировано очень много.

Как прошел первый Международный саммит коллекционеров в Москве?

На мой взгляд, все прошло хорошо. Мы планировали глобальное мероприятие, чтобы им открыться, чтобы заявить об уровне, на котором мы работаем. Это будет ежегодное мероприятие, мы уже провели работу над ошибками, и знаем, что нужно изменить в следующий раз.

А как вообще в России с коллекционерами?

Все их знают в лицо и считают по пальцам руки. Одна из наших задач расширить сегмент. Есть люди, которые еще пока не коллекционеры, а покупатели искусства или даже только пытаются быть покупателями, — это люди с уровнем потребления чуть выше среднего. Нужно найти подход к ним, сделать так, чтобы они не опасались покупать работы. Наша миссия — повысить культуру потребления искусства.

А интерес к российскому искусству у иностранцев?

Точечный интерес на иностранных рынках уже существует, но его нужно комплексно подпитывать. Нужно подогревать интерес изнутри. К сожалению, на все нужно время, терпение. Самое сложное — когда ты что-то делаешь медленные, поступательные движения к идеальному миру, наполненному искусством, а все вокруг не верят, что это возможно. 

Cube — это с коммерческой стороны что? Это спонсорский проект?

Нет, нас никто не спонсирует. Ни у меня, ни у Лены нет другой работы, финансовых потоков со стороны и мужей-миллиардеров.

Это сложно, на самом деле. Мы на грани самоокупаемости ежемесячно, постоянно смотрим, где можно сэкономить, на чем заработать, но мы живем на свои деньги. Возможно, со стороны мы выглядим так, будто в нас вбухивают миллионы. Это лестно, но иногда вызывает проблемы: многие отказываются нам помогать на бартерных условиях, потому что считают, что мы и так гребем деньги. Плюс, пока не наработаешь глобальную репутацию в какой-то области, с тобой даже разговаривать не хотят, следовательно, пиар дается сложнее, партнерские кампании не развиваются.

Сейчас скажу довольно страшную вещь, но первое время все просто ждали, пока мы не умрем. Если мы первый год выживем, будем показывать такие же результаты, тогда с нами начнут работать.

Мы строим бизнес. Я не могу сказать, что мы сейчас в плюсе. Но мы находимся в балансе, который нам позволяет что-то планировать.




И последний вопрос — что вам дало обучение в RMA? Я так понимаю, это в основном контакты, это знакомства.

Да, и это даже не только те, с кем я училась, но все последующие курсы. Я стала следить за школой, подписалась на все рассылки. В какой-то момент поняла, что очень многие, с кем я соприкасалась в арт-индустрии, учились в RMA, в Cube работали и работают выпускники. Две галереи в нашем пространстве тоже выпускников: PA Gallery Лены Паршиной и MIZK Gallery Ирины Мариновой.

Мне кажется, RMA дает очень много для рынка искусства — много кадров выпускает, людей, желающих что-то делать. Пока — это мое субъективное мнение — это лучшая образовательная площадка для изучения менеджмента в области искусства.