Новости факультета
16 октября 2017

Даниэль Серехидо: «Уход „Барселоны“ для La Liga автоматически означал бы утрату четверти международной аудитории»

Мрачные перспективы La Liga и «Барселоны» в случае выхода Каталонии из состава Испании. Россия и Монголия, как единственные страны в мире, чьи граждане в прошлом году не имели шансов увидеть испанский чемпионат по телевизору. Успехи на ниве централизованной продажи телевизионных прав, реструктуризации клубных долгов и борьбы с пиратством. Обо всем этом, а также о своих первых шагах в России студентам факультета «Менеджмент в игровых видах спорта» бизнес-школы RMA рассказал Даниэль Серехидо, недавно назначенный официальный представитель La Liga в нашей стране.





Ситуация с гипотетическим выходом «Барселоны» из чемпионата Испании затормозилась в связи с объявлением моратория на исполнение решения о независимости Каталонии. Тем не менее: был ли у La Liga некий план действий на случай, если бы уход Каталонии и «Барселоны» стал реальностью?


Я не могу ничего на этот счет утверждать, я просто не в курсе. Может быть, такой план был, может быть, его не было. Думаю, скорее второе: по крайней мере, я могу точно сказать, что у нас все верили и надеялись, что в итоге никто никуда не уйдет, и все останется по прежнему. Потому, что, если вглядеться в ситуацию повнимательней, от выхода «Барселоны» пострадали бы все. И La Liga тоже, но прежде всего — сама «Барселона».





Наш ущерб очевиден — потеря «Барсы» это автоматом — потеря 25 процентов всей международной аудитории La Liga — такова статистика. Это потеря Месси, одного из лучших, а по мне, так абсолютно лучшего футболиста мира. Это утрата такого глобального бренда как «класико». И, следовательно, это потери в деньгах — в спонсорских контрактах, в выплатах за медиа-права, и так далее... Все это, конечно, очень плохо и неприятно, но ситуация самой «Барселоны» в этом случае была бы еще более печальной.

Самое главное: где бы она тогда играла, в каком чемпионате? Не в испанском, это точно: участие в нем иностранных клубов прямо запрещено испанским законодательством. Тогда в каком? В каталонском? Ну, это вообще несерьезно — в Каталонии команд на чемпионат не наберется. Сама «Барса», «Эспаньол», «Жирона», и это, в общем-то, все, потому что четвертая каталонская команда это «Барселона Б». Во французском? Непохоже, чтобы их там ждали. В португальском? Они там, конечно, были бы вечно первыми, но, спрашивается, зачем португальцам собственными руками убивать свой национальный чемпионат?

В общем, ответа нет, и это означает, что «Барселона» в случае обретения Каталонией реальной независимости оказывается в подвешенном положении — она теряет прописку в прежнем чемпионате, не имея ясной перспективы вхождения в новый, она, соответственно, теряет Лигу Чемпионов и вообще еврокубки, и да, она абсолютно точно теряет Месси, поскольку Месси это не просто великий игрок, это глобальный бренд, который не может и не будет находится на задворках футбольного мира.
  

Вы сказали, что потеря «Барселоны» чревата потерей четверти мировой аудитории La Liga? Как была выведена эта цифра?

Это было специальное социологическое исследование, не могу вас посвятить в его методологические детали, поскольку глубоко темой не владею. Впрочем, ситуация и так достаточно очевидная: «Барселона» и «Реал» — два популярнейших испанских клуба: и на родине, и в остальном мире они — вне конкуренции.

Глобальную телевизионную аудиторию матчей La Liga мы на конец прошлого сезона оценивали в 2,7 миллиарда человек — за год она выросла на 22 процента — и большую ее часть генерировали именно матчи «Барселоны» и «Реала», прежде всего те, что они играли друг с другом: к примеру, мировая телеаудитория одного только апрельского класико составила 650 миллионов человек, причем испанцев среди них было меньше 3 миллионов.







Или посмотрим на YouTube, где общее количество просмотров видео на канале La Liga на данный момент перевалило за 2,3 миллиарда: там самые популярные ролики — опять-таки те, где фигурируют «Барса» и «Реал». И с соцсетями то же самое: по совокупной аудитории, охватывающей аккаунты самих лиг, клубов и отдельных игроков — La Liga намного опережает все топовые европейские чемпионаты, даже английскую Премьер-лигу: у них на данный момент в общей сложности 958 миллионов подписчиков, у нас — больше 1,6 миллиарда.





Что обеспечивает нам столь существенный перевес? Очевидно, что «Барса» и «Реал» в сетях весьма популярны. Но — еще большей популярностью пользуются личные аккаунты их лучших игроков — Месси, и, конечно, в самую первую очередь, Криштиану. Если бы они играли не в Примере, La Liga едва ли бы первенствовала в этой области. Так что — все просто: два главных клуба, два главных игрока. Потеря любого из них — серьезный урон всему чемпионату.





Почему в прошлом сезоне не удалось договориться о продаже телевизионных прав La Liga в России?


Опять-таки, ответ очень простой: потому, что нас не устроило предложение, озвученное «Матч ТВ». Именно поэтому в прошлом году Россия действительно оказалась одной из тех двух стран мира, где легально cмотреть матчи La Liga было в принципе невозможно — вторая, кстати, это Монголия. Ну, а в этом — вы знаете, наши права купил «Телеспорт», и сейчас за Примерой можно наблюдать во «ВКонтакте», в «Одноклассниках». Мы этой сделкой довольны. Я не знаю точно, как там у наших партнеров обстоит дело с монетизацией, но судя по заявлениям представителей «Телеспорта» о том, что все свои затраты по этому контракту они уже отбили, они довольны тоже. В этих соцсетях огромный охват, гигантский трафик. Если я правильно помню, первые же августовские трансляции во «ВКонтакте», а это как раз были матчи «Барселоны» и «Реала», посмотрели в общей сложности 1, 2 миллиона пользователей, и это была аудитория по объему вполне сопоставимая с телевизионной.


Сколько вообще La Liga зарабатывает на продаже медиа-прав?

Это очень деликатный момент, департамент La Liga, который занимается этими вопросами, не одобряет комментариев на этот счет кого бы то ни было, кроме собственных представителей. Поэтому могу вам сказать только так: за последние два года эти доходы практически удвоились.


За счет чего удалось добиться такого роста?

Главным образом, за счет того, что, начиная с сезона 2016/17, медиа-права в Испании, наконец-то, стали продаваться единым пакетом, то есть — централизованно, самой Лигой. Проведение в жизнь этого решения было одним из трех главных пунктов программы, с которой в 2013 году в La Liga пришел Хавьер Тебас, ее нынешний президент. Два других это — финансовое оздоровление, сокращение клубных долгов и — борьба с пиратством.

Если говорить о формате продажи медиа-прав, то это, в общем, известная история — дело в том, что до недавнего времени каждый испанский клуб договаривался с телекомпаниями самостоятельно, и в результате все сливки снимали «Барселона» и «Реал», разница в доходах с остальными была даже не в разы, на порядки. Вот статистика сезона 2014/15: «Барса» тогда получила от телевизионщиков около 150 миллионов евро, а «Эйбар», который вылетел в Сегунду — двенадцать. Грандов такое положение, понятное дело, устраивало, всех остальных — нет, да и конкуренции в Лиге оно, скажем мягко, не способствовало.

Теперь же, благодаря усилиям Тебаса, которому удалось со всеми так или иначе договориться, всех убедить и добиться принятия специального постановления совета министров и королевского указа, медиа-права в Испании, как я уже говорил, продаются единым пакетом — «Реал» и «Барселона», конечно, продолжают оставаться главной приманкой, но теперь желающие приобрести их трансляции не могут сделать этого иначе как купив права на игры всех остальных команд.


Как телевизионные деньги распределяются между клубами?

Пропорция следующая — 50 процентов поровну между всеми, еще 25 — с учетом спортивных результатов за последние пять сезонов, и последняя четверть — в зависимости от других показателей: например, от посещаемости домашних матчей, и так далее. То есть — это несравненно более равномерное и справедливое распределение, чем было прежде. И в итоге мы видим, что при новом формате продажи прав общая выручка значительно увеличилась, гранды как минимум ничего не потеряли, а команды из середины и нижней части турнирной таблицы по сравнению с прежними временами увеличили свои доходы по данной статье в среднем в четыре-пять раз. И это я пока говорил только о Примере — ей достается 90 процентов от телеконтракта La Liga, но надо учитывать, что в пакет входят также матчи Сегунды А, и свои десять процентов от этого соглашения ее команды тоже получают.


Надо полагать, что эти доходы поспособствовали выполнению второй главной задачи La Liga, о которой вы упоминали — борьбе за финансовую стабильность клубов...

Да, разумеется, это вещи взаимосвязанные. Но помимо действий, направленных на увеличение клубных доходов, La Liga параллельно удалось продвинуться и на другом ключевом направлении. Юристы организации провели переговоры с налоговой службой Испании, и в результате огромные долги перед этим ведомством, которые на момент прихода к руководству Тебаса имелись у многих клубов, входящих в Примеру и Сегунду А, были реструктурированы. Соответственно, уже меньше, чем через три года удалось добиться их существенного сокращения — с 650 миллионов евро в январе 2013 года до 317 миллионов в сентябре 2015-го. Планируется, что к 2020 году этот показатель не будет превышать 50 миллионов.





Теперь, пожалуйста, несколько слов о третьей главной задаче La Liga — борьбе с пиратством...

Что касается борьбы с пиратством, то для Испании это действительно большая проблема. Хавьер Тебас в свое время говорил даже о том, что мы — самая пиратская страна в мире. Думаю, это все-таки не так, но с другой стороны совершенно очевидно, что с тех пор как клубный футбол в Испании целиком ушел на платные каналы, многие наши граждане активно пытаются найти возможность увидеть то, за что положено платить деньги, совершенно безвозмездно. И, надо сказать, до недавнего времени у них с этим не возникало особых проблем. Например, на то, чтобы закрыть Rojadirecta — был у нас такой пиратский ресурс, где можно было найти чуть ли не любую футбольную трансляцию в мире — и оштрафовать его владельцев на 12 миллионов евро, у La Liga ушло 12 лет.

Почему так? Главным образом потому, что испанские законы до сих пор достаточно лояльны к всевозможным нарушителям прав на интеллектуальную собственность — как правило, прежде, чем вынести решение о прекращении их деятельности, наши суды долго довольствуются полумерами в виде всевозможных предупреждений.

Тем не менее, в последнее время успехи в борьбе с пиратами есть, в том числе успехи, связанные с внедрением La Liga новых технологических решений: к примеру, в прошлом году сотрудники нашего IT-департамента разработали специальную программу Marauder, способную с высочайшей точностью — практически до 100 процентов — отслеживать в сети пиратский видеоконтент и уничтожать его.





La Liga известна также как один из мировых лидеров качества производимой телевизионной картинки. Расскажите, пожалуйста, об этом аспекте ее деятельности...

Тут нет какого-то одного аспекта, тут их несколько. Например, недавно было внедрено правило, обязывающие клубы обеспечивать высокую посещаемость домашних матчей — если сектора, находящиеся напротив главной камеры трансляции заполнены менее, чем на 70 процентов, команда получает штраф.

С другой стороны, в последнее время на стадионах La Liga внедряется множество чисто технических решений, способствующих улучшению качества картинки — камеры-пауки, мобильные блоки, и так далее. На данный момент два матча в туре транслируются в формате сверхвысокого разрешения 4K, в дальнейшем их количество будет увеличиваться. Еще одна вещь, о которой стоит упомянуть в связи с технологическими новинками — контракт La Liga с Intel, благодаря которому мы стали первой европейской футбольной лигой, начавшей внедрение системы видеоповторов в формате 360 градусов, аналогичной той, что действует в NFL и NBA.



Наконец, мы расширили линейку официальных мобильных приложений для трансляций и распространения статистической информации, что, конечно, тоже увеличило нашу аудиторию и сделало еще более доступным легальный просмотр нашего контента.


Вы являетесь официальным представителем La Liga в России. Каковы ваши задачи в этой должности?

Задача одна — продвижение La Liga, увеличение ее аудитории. Не могу сказать, что в России на этом поприще мы уже серьезно продвинулись, с другой стороны — я назначен сюда совсем недавно, около полугода назад, и я тут пока один. Дело в том, что есть страны, их на данный момент 9, где у La Liga уже довольно долгое время действуют полноценные офисы, и есть еще 34 страны — Россия в их числе — где таких офисов пока нет, а есть только отдельные официальные представители, вот такие, как я, которым предстоит свою деятельность здесь постепенно развивать и налаживать.






Нас для этой программы собрали в прошлом году — отбор участников был довольно жесткий — первоначально из почти 13 тысяч, потом из 150 человек, потом, на финальном тренинге в Мадриде, нас осталось уже 60... В общем, так я оказался в Москве, и сейчас я здесь, можно сказать, осваиваюсь. В ближайших планах — запуск официального аккаунта La Liga во «ВКонтакте», а дальше...

Дальше, я думаю, в России возможна деятельность по тому же сценарию, что и в других странах — например, спортивные проекты, открытие под эгидой La Liga детских футбольных школ — сейчас такие у нас есть в США, в Китае, в Индии, в нескольких других странах.





Полагаю, что уже, может быть, будущей весной, мы сможем договориться с «Телеспортом», с московскими властями, и устроить в Москве, возможно даже на Красной площади или в каком-то другом знаковом месте, бесплатный публичный просмотр «класико» — такие акции в прошлом году с большим успехом прошли, в частности, в Йоханнесбурге — там собралось около 150 тысяч человек — и в Нью-Йорке.






И это, конечно, был не просто футбол на большом экране, это были крупные, хорошо продуманные ивенты, с различными активностями, с конкурсами, с призами для зрителей, с возможностью сфотографироваться, взять автограф у звезд, у послов La Liga, специально по такому случаю приехавших. В Нью-Йорке это был Дзамбротта, в Йоханнесбурге — Карамбё.

А в России, я думаю, нам в этом качестве прекрасно бы подошли, как люди долго и успешно поигравшие в Испании, Карпин с Мостовым. У меня с ними уже есть предварительная договоренность о сотрудничестве.





Находясь здесь, в Москве, вы ощущаете какую-то конкуренцию за российскую аудиторию со стороны других европейских топ-лиг?


Это очень странно, но — нет. Я знаю, что в России довольно много болельщиков западных клубов — например, «Челси» здесь явно нарастил свою популярность с тех пор, как клуб купил Абрамович. Но — такого, чтобы здесь себя продвигал не какой-то отдельный клуб, а целиком иностранная футбольная Лига, нет, этого в России до сих пор не было, по крайней мере — пока.

Повторюсь, я очень этому удивлен, Россия, бывшие республики Союза — это же огромный рынок: на русском языке говорит 400 миллионов человек, это четвертый язык в мире. Так что мы, находясь здесь, намерены побороться именно за эту аудиторию, хотя и понимаем, что это будет непросто, и никогда Примера у вас не станет популярней РФПЛ.

Такое возможно в Китае, в Таиланде, где национальные чемпионаты, по сути, только формируются, где их уровень еще достаточно слаб, где нет традиции болеть за свои клубы семьями, из поколения в поколение. Эти страны для нас — tabula rasa, про Россию с ее большим футбольным прошлым такого сказать нельзя.

Петр БРАНТОВ








Все новости >