Новости факультета
03 октября 2018

«Если хотите кого-нибудь в нашем городе обворовать, делайте это во время футбольного матча, дома точно никого не застанете»

Директор по международным отношениям футбольного клуба «Вильярреал» Хуан Антон де Салас прилетел в Москву вместе с командой, которой сегодня предстоит сыграть со «Спартаком» в Лиге Европы. За день до матча он провел мастер-класс для студентов и выпускников факультета «Менеджмент в игровых видах спорта» и ответил на многочисленные вопросы аудитории.


Хуан Антон де Салас


Перед матчем обычно принято сопоставлять не только чисто игровые возможности будущих соперников, но и финансовые. Самым дорогим игроком, которого когда-либо покупал «Спартак», является Фернандо, за него отдали 12,5 миллиона евро. А если говорить о «Вильярреале»: какова максимальная сумма, которую клуб готов заплатить за игрока?


Думаю, что наш нынешний предел — это что-то около 20 миллионов, и то, если это случится, это будет уже какой-то супертрансфер, просто заоблачный. Мы — небольшой клуб из крохотного городка с населением всего-то в 50 тысяч человек, у нас даже близко нет таких денег, как у «Реала», у «Барселоны», которая тут на днях объявила, что первой среди спортивных клубов достигла миллиардного в долларах годового дохода.

И мы, добавлю к этому, не берем кредитов на покупку футболистов, мы платим за них наши собственные деньги, причем, как правило, сразу, а не траншами, как другие. Например, когда Форлан к нам из «Манчестер Юнайтед» переходил — этот трансфер нам в 2004 году обошелся в 3 миллиона — сэр Алекс, у наших менеджеров спрашивает: «Вы когда деньги перевести сможете?»

Дело в пятницу было, и они говорят: «В понедельник переведем, устроит?» Он такой: «Чего-чего? Так быстро?» Они говорят: «Да, в понедельник, через два дня». «А сколько?», — он спрашивает. «Да все сразу и переведем...» Для Фергюссона это такое удивление было!


Диего Форлан


Да. Но вообще-то я хочу заметить, что мы — клуб, который игроков чаще продает, чем покупает. Иначе прожить у нас пока не получается. И если говорить именно о продажах, то самая удачная для нас сделка последнего времени — это трансфер Родриго Эрнандеса в «Атлетико».


Родриго Эрнандес


Там действительно очень выгодно все получилось — дело в том, что 16-летним он к нам пришел как раз из Академии Мадрида, причем пришел абсолютно бесплатно. Они сами от него отказались, поскольку им он тогда казался недостаточно мощным, низкорослым, и так далее.

И он в итоге у нас провел четыре сезона, в первый же подрос — сразу чуть не на 20 сантиметров, и вообще здорово спрогрессировал — выиграл юношеский Евро, потом вызывался в команду, которая серебро взяла на молодежном чемпионате, дорос до первой сборной.

В общем, «Атлетико» захотел его вернуть. И вернул. Но — нам он, повторюсь, достался бесплатно. А продали мы его обратно за 25 миллионов. Неплохо, правда?


В структуре вашего бюджета средства, вырученные от продажи игроков, какую долю составляют?

Я могу сказать, что нынешний наш бюджет — это что-то около 125 миллионов евро. Примерно 72-75 миллионов мы получаем от реализации телевизионных прав. 20 миллионов — поступления от спонсоров. Еще 5-7 — билеты, абонементы, продажи атрибутики. Это сколько получается? Около 100 миллионов? Ну вот, значит, на остальные 25 мы, хочешь — не хочешь, должны игроков продать.

И, соответственно, чтобы проданных новыми заменить, нам надо этих новых — по крайней мере, значительную их часть — самим и вырастить. То есть, я хочу сказать, что на протяжение последних 20 лет мы очень серьезно вкладываемся в нашу Академию — в частности, построили для нашей молодежи два современных тренировочных центра — и эти усилия дают хорошие плоды.


Санти Касорла


Имена многих наших воспитанников в футбольном мире на слуху. Санти Касорла, окончивший Академию «Вильярреала», сделав себе имя в «Арсенале», сейчас вернулся к нам. Наш главный тренер Хавьер Кальеха — наш воспитанник, так же как и ключевые футболисты нынешней главной команды — Бруно Сориано и Марио Гаспар.


Хавьер Кальеха


Прямо сейчас в основе «Вильярреала» выходят в общей сложности пять футболистов, выросших в нашей Академии, в последние 10 лет она ежегодно поставляла в главную команду минимум по 2 игрока, а по количеству своих воспитанников в юношеских и молодежной сборной Испании, «Вильярреал» уступает только «Реалу» и «Барселоне».


Марио Гаспар


Вообще, для города с населением в 50 тысяч, это очень важно — знать, что в команде, имя города носящей, играют свои?

Это чрезвычайно важно. И мы, продвигая наш бренд, эту нашу местную идентичность, нашу принадлежность к сообществу жителей Вильярреала, постоянно подчеркиваем. Скажем, у нас есть серия видео- роликов под общим наименованием «Test Croguet», названная так по имени клубного талисмана Грогета, и рассказывающая о наших футболистах.


Грогет, талисман «Вильярреала»





И вот в них как раз внимание сосредоточено не на забитых ими голах, не на том, как они бегут, идут в обводку, травмируются и восстанавливаются после травм, вообще не на футболе как таковом, а именно на том, как они ощущают себя в нашем городе, как они здесь живут, кто их родители, что им нравилось в детстве, и что сейчас, какие книги они читают, какую музыку слушают: так создается образ — не недосягаемой звезды, а человека простого, близкого, живущего по соседству, человека, в чем-то похожего на вас, в чем-то, наверное, отличающегося, но в целом открытого и симпатичного.

Это, конечно, чистой воды маркетинг, но кроме того «Вильярреал» в рамках специальной программы Endavant участвует во множестве городских социальных и благотворительных проектов, причем на уровне не только главной команды, но и Академии.

Например, команда U21 у нас шефствует над малолетними правонарушителями, содержащимися в пенитенциарном центре, а команда U15 — над приютом для бездомных животных.




 Мы сотрудничаем с Ассоциацией родителей онкобольных детей — сыграв благотворительный матч с «Селтиком», мы собрали для нее 400 тысяч евро, которые были переданы исследователям, работающими над поиском эффективных средств борьбы с раком. Мы поддерживаем людей, страдающих болезнью Альцгеймера, синдромом Дауна, наши игроки — и совсем молодые, и опытные — выезжают в дома престарелых, и так далее, и так далее, и так далее.

Во всем этом, конечно, есть посыл: мы — с вами, мы — земляки, мы — одна семья, вы нам небезразличны, вы болеете за нас, а мы — за вас, и, если вам плохо, мы сопереживаем, сострадаем вам, и пытаемся вам помочь.


В какую цифру вы оцениваете аудиторию болельщиков «Вильярреала»?

У нас стадион вмещает 25 тысяч, и на каждой игре он полон — так что если вам вдруг в голову придет кого-нибудь в Вильярреале обворовать, то мой вам совет — займитесь этим во время футбольного матча: полгорода на стадионе, остальные смотрят игру где-нибудь в баре, дома никого нет.





И, кстати, из этих двадцати пяти 19 тысяч — это держатели абонементов, 13 тысяч — жители непосредственно Вильяррела, а остальные — из ближайших окрестностей. Согласитесь, очень неплохая цифра, учитывая опять-таки размеры нашего города и численность его населения.

Могу сказать, что достижению такого показателя способствует, в частности, наша ценовая политика — у нас, например, есть абонементы для подростков, которые мы реализуем по 120 евро, а минимальна цена взрослого абонемента на матчи «Вильярреала» составляет 150 евро. И это при том, что в среднем по Примере, эта цифра достигает 500-600 евро за абонемент.

Впрочем, нужно сказать, что география проживания наших болельщиков не ограничена только Вильярреалом и окрестностями. Некоторое время назад клуб проводили специальное исследование, по результатам которого нашу общеиспанскую аудиторию мы оцениваем в 711 тысяч человек. «Вильярреал» у нас в стране для многих являемся «вторым любимым клубом».

За нас переживают и в Барселоне, и в Мадриде, и в Севилье и в Валенсии. Причем, вы сами понимаете, что представить себе аналогичные симпатии болельщиков этих клубов друг к другу, практически невозможно. Так уж сложилось. Они — настоящие гранды, их разъединяет вековая история жесткого противостояния, если не сказать — вражды.

А мы — другое дело: о нас двадцать с небольшим лет назад вообще почти никто не слышал, мы и сейчас достаточно скромны, но при этом — успешны. Мы поднялись с самого дна, добрались до Лиги Чемпионов, и в год своего дебюта там, в 2006-м, сразу дошли до полуфинала.


Команда «Вильярреала», полуфиналист Лиги Чемпионов 2005/2006


Это красивая история, многим она нравится, причем не только в Испании. У нас есть поклонники и в России — мы, кстати, единственный испанский клуб, ведущий официальные аккаунты во «Вконтакте» и «Одноклассниках», — и в Китае — это может показаться невероятным, но в тамошних соцсетях у нас подписчиков вдвое больше, чем у «Милана», а совокупная наша аудитории в различных social media перевалила за 2 миллиона.


Для «Вилльярреала» это, наверное, неплохо, но на фоне опять-таки грандов эти цифры выглядят не слишком впечатляюще. Насколько относительная узость вашей аудитории препятствует эффективному привлечению спонсоров?

Я повторюсь: конечно, мы не сравниваем себя с «Реалом» или «Барселоной», и такими спонсорами, такими контрактами, какие заключают они, мы похвастаться не можем. Тем не менее, мы прикладываем максимум усилий для того, чтобы наше взаимодействие со спонсорами и партнерами приносило нам как можно больший доход, и у нас на этом поприще есть определенные успехи.

Мы, например, заключили очень удачную и, я бы сказал, совершенно неординарную сделку по продаже прав на коммерческое название стадиона, передав их сразу нескольким компаниям, которые к тому же работают в одной отрасли и вообще-то являются прямыми конкурентами.

Сейчас арена «Вильярреала» называется Еstadio de la Сerámica, и на ее фасаде воспроизведены в общей сложности семь логотипов предприятий, эту самую керамику производящих, в том числе — компании Pamesa, которая принадлежит нашему президенту Фернандо Роигу и является действующим титульным спонсором клуба.





То есть, вы понимаете, что изначально попытка договориться с остальными шестью керамическими предприятиями о том, чтобы они тоже поучаствовали в брендинге арены, это было, ну все равно, что, имея спонсором «Газпром», просить денег еще и у «Роснефти».

Однако нам это удалось, поскольку мы смогли убедить их в том, что таким образом мы продвигаем не каждую компанию в отдельности, а всю керамическую отрасль, которая является локомотивом экономики провинции Кастельон, где и расположен Вильярреал — здесь, на всякий случай, сосредоточено 25 процентов всего производства керамической плитки в Испании.

Подумав, они с такой аргументацией согласились, и в результате мы получили просто великолепное по испанским меркам соглашение о продаже прав на коммерческое название стадиона — ежегодно мы зарабатываем на нем по 5 миллионов евро, при том, что в среднем по Примере аналогичные сделки не приносят клубам больше миллиона в год.


Вопрос к вам как к директору «Вильярреала» по международному сотрудничеству: в чем это сотрудничество выражается?

Для нас это относительно новое направление работы, целью которой является освоение новых рынков, продвижение бренда «Вильярреала» за рубежом, прежде всего на азиатском рынке и в США. Соответствующий департамент под моим руководством в структуре клуба был создан год назад.

Что касается конкретики — мы наряду с «Атлетико» и «Валенсией» участвуем в программе Wanda Group по развитию футбола в Китае, в рамках которой «Вильярреал» принимает у себя по 10 молодых китайских игроков в год — они живут в испанских семьях, учат испанский язык, тренируются с командами нашей Академии.

Несколько таких ребят уже подписаны командами китайской Суперлиги, а что касается собственно «Вильярреала»,то нам сотрудничество с Wanda приносит хорошую прессу в самом Китае и — что, конечно, тоже немаловажно — 2,5 миллиона евро в год спонсорских отчислений.

И второе важнейшее для нас направление — это открытие зарубежных Академий, работающих под брендом «Вильярреала», по нашим методикам, с использованием наших программ и опыта наших лучших тренеров.

На данный момент их насчитывается 12, три — в Южной Корее, остальные девять — в Соединенных Штатах — в том числе в Вашингтоне и Майами. В ближайшее время мы собираемся открыть еще 10 подобных Академий. Как видите, наши международные планы заходят достаточно далеко.

Петр БРАНТОВ

Все новости >